Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 марта 2019

Вывоз мусора кормит целый штат чиновников

Однако огромные суммы, собранные государством на развитие системы утилизации ТБО, никто на это не тратит

Цивилизованная переработка твердых бытовых отходов, а проще ТБО, — наиболее прогрессивный метод решения мусорной проблемы. Но в нашей культурной столице это утопия. Сейчас, по сведениям «Вечернего Петербурга», полученным из разных источников, петербуржцы производят от 8 до 12 миллионов тонн мусора в год. И общество потребления не стоит на месте. Дальше отходов будет больше. 

Чтобы наконец выбросить весь накопившийся мусор, надо пройти несколько кругов бюрократического ада

Этот бизнес плохо пахнет

Самые мощные свалки скоро закроются на рекультивацию. Останутся три площадки одного мусороперерабатывающего завода и два полигона «средней вместимости». Они явно не справятся с кубометрами ТБО. Чиновники уже много лет ждут инвесторов. Объясняют, что собственных средств в бюджете нет. Иногда инвесторы приходят. Комитеты громко объявляют о «строительстве нового современного завода по переработке мусора». Но тема быстро глохнет. Предприниматели уходят по-английски, сталкиваясь с беспрецедентной коррумпированностью этой сферы. 

Что понятно: ведь разными аспектами утилизации ТБО в регионе занимаются больше двадцати органов исполнительной власти, из которых никто конкретной ответственности не несет. Заводов как не было, так и нет. Чиновники опять ждут инвесторов и говорят, что денег в бюджете нет. Но, по данным «Вечернего Петербурга», деньги есть. Да такие, что уже давно можно было построить завод, и не один! 

Только в прошлом году в качестве компенсации за негативное воздействие на окружающую среду, которую все юридические лица платят государству в обязательном порядке, в Петербурге и Ленинградской области было собрано более миллиарда рублей, 80 процентов от которого пришло в региональный, а 20 — в федеральный бюджеты. Но отсутствие в законодательстве требования целевого расходования этих средств позволяет чиновникам раз за разом повторять: «У нас на мусор денег нет». А ведь компенсационные сборы — это еще не все траты, с которыми сталкиваются предприятия из-за неизбежности производства мусора их сотрудниками. Корреспондент «ВП» узнавал расценки.

Куда увозят — до лампочки!

Если говорить о мусоре, то производим его только мы — люди. От 8 до 12 миллионов кубометров в год — это то, что мы бросаем дома под раковину, на даче в полиэтиленовые мешки, на работе в корзины, на улице в урны. Так что эти объемы складываются из продуктов жизнедеятельности населения, его же деятельности в непроизводственной коммерческой сфере и на производствах некрупных предприятий. Крупные, как правило, сами решают вопросы утилизации мусора на собственных объектах.

Далее все эти отходы везут на свалки или на мусороперерабатывающие заводы, которые находятся в окрестностях города и которые не покрывают потребностей города. А скоро, после закрытия ряда из них — большинство были запущены в первой половине 1970-х годов (например, вечно тлеющий полигон на Волхонке) и исчерпали свои ресурсы, — не будут покрывать эти потребности еще больше. 

Мало того, несколько лет назад было отменено лицензирование деятельности по транспортировке мусора, и отходы стали возить кто угодно и куда угодно. Так, например, неподалеку от Соснового Бора чуть ли не в лесу недавно было обнаружено 26 тонн битых ртутных ламп. Откуда их привезли и кто их вывалил, выяснить крайне сложно. Хотя схема понятна. Мы находим человека с грузовиком, он за определенную плату, в которую входит стоимость утилизации ТБО, соглашается отвезти наш мусор на свалку. Но человек этот жадный. И он не хочет платить свалке за утилизацию, а хочет оставить все деньги себе. И везет опасный груз в лес. 

Лицензированные предприятия можно было контролировать. Человека с грузовиком контролировать невозможно.

Еще года три, и КамАЗам некуда будет возить мусор

Платишь дважды — сначала за «экспертизу», потом за вывоз

Между тем государство считает, что все водители грузовиков жестко следуют закону и возят ТБО только туда, куда можно. Бумагу и пластиковые бутылки — на одну свалку. А, например, фильтры от кондиционеров — на другую. Стоимость утилизации разных видов отходов — разная. И, чтобы знать, сколько брать с нас денег, государство требует от предприятий все посчитать. 

Предприятия должны составить паспорт отходов отдельно для каждого вида мусора. Разработать проект нормативов обращения отходов и лимитов на их размещение. Провести лабораторные исследования своих отходов. Составить ежеквартальный отчет о негативном воздействии на окружающую среду с учетом количества работающих человек. Согласовать все эти документы и направить на утверждение в Росприроднадзор. После чего юридическому лицу надлежит ежеквартально вносить плату в рассчитанном размере и вывозить отходы в соответствии с установленными лимитами.

Тут два варианта. Можно нанять штатного эколога и заплатить только за лабораторные исследования по 3 тысячи рублей за каждый вид мусора. А можно нанять специальную организацию, которая вам все подсчитает.

Например, для управляющей компании трехэтажного торгового комплекса составление всех этих бумаг на 7 видов мусора обошлось в 60,5 тысячи рублей. Правда, они уже несколько месяцев не могут согласовать его с федеральным центром Росприроднадзора. 

А один издательский холдинг заплатил за составление бумаг опять же на 7 видов мусора 116 тысяч рублей. И тоже ждет утверждения Росприроднадзором. Так что плати — жди — и уж потом вывози.

В общем, среднестатистический офис в плане вывоза ТБО сегодня платит что-то около 500 рублей за человека в квартал.

Как мы уже сказали, в 2012 году Петербург и Ленобласть в качестве компенсации за негативное воздействие собрали более миллиарда рублей. Еще какую-то сумму мы платим в системе ЖКХ за «производство мусора» из дома или с дачи. Суммы наглядные.

Поэтому вопрос. Нет, мы сейчас даже не об экологии и культуре мусорособирательства граждан или о доходной экономике таких заводов в Европе, чьи владельцы за год зарабатывают до 100 миллионов евро. Вопрос самый простой: почему бы не взять эти деньги и не построить на них большой, современный, экологически чистый, не зависящий от раздельного сбора мусора гражданами завод по переработке твердых бытовых отходов? И строить такие заводы каждый год. Так, чтобы каждому району свой мусороперерабатывающий заводик. Глядишь, и система «мусорных» сборов не была бы такой волокитной и накладной даже для юридических лиц.

По оценкам разных экспертов, как зеленых, так и не зеленых, сроку для решения проблемы осталось три года. И если сейчас в Петербурге никто не начнет реально проектировать и строить, то через три года водителям мусор везти будет некуда, и они ради экономии начнут вываливать ТБО прямо на Невском проспекте.

Между тем

В свое время в стране наравне с дорожными фондами существовали экологические фонды, где аккумулировались средства, собираемые в качестве компенсаций за негативное воздействие на окружающую среду. Но в «нулевые» все фонды были упразднены и сборы на экологию стали исчезать в общей массе налогов. Так что понятие компенсации существует сегодня лишь условно.

↑ Наверх