Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Я абсолютно уверена, что планета заговорит по-русски

Людмила Вербицкая считает, что наш родной язык нуждается в защите

Все, кому дорого великое русское слово, понимают, что оно нуждается в защите. Поэтому не случайно созданы два Совета по русскому языку: при правительстве и при президенте. А в мае Владимир Владимирович Путин подписал закон о защите и развитии языковой культуры, о запрете нецензурной брани в публичных выступлениях. «Мы знаем, как трепетно относятся к изучению русского языка в ряде регионов, но мы должны как можно больше областей вовлечь в нашу ассоциацию, потому что только все вместе мы можем защитить русский язык, — заметила на открытии I Педагогического форума в Сочи и IV Конгресса РОПРЯЛ (Российского общества преподавателей русского языка и литературы) Людмила Алексеевна Вербицкая, президент РОПРЯЛ, СПбГУ и РАО, председатель попечительского совета Фонда «Русский мир». Людмила Алексеевна поздравила всех участников с 15-летием со дня основания РОПРЯЛ, напомнив слова Дмитрия Сергеевича Лихачева, что «гуманитаризация образования — это путь к гуманизации общества».

На форум и конгресс, где обсуждались вопросы изучения и преподавания русской литературы и русского языка как родного и как иностранного, проблемы создания учебников по русскому языку, компьютеризации учебного процесса, собрались более 300 педагогов и ученых из разных регионов. Приехали в Сочи и русисты из стран СНГ, Прибалтики, а также Китая, США, Германии, Швейцарии, Испании, Нидерландов...

У нас есть замечательные гимназии и лицеи

— Людмила Алексеевна, в Сочи накануне Дня народного единства был организован Первый педагогический форум, IV Конгресс РОПРЯЛ, VIII Ассамблея Русского мира — что объединяет эти меро­приятия, какие у них особенности, какой посыл они несут в мир?
— Особенность одна — внимание к русскому языку усиливается с каждым днем. Да и сам факт создания Совета по русскому языку при президенте (и я Владимиру Владимировичу очень благодарна за это) кроме уже существующего Совета при правительстве свидетельствует о том, что язык стал одним из приоритетов на самом высоком уровне. Главное — объединить наши усилия, ведь здесь собрались представители более чем половины регионов страны, присутствуют президиум МАПРЯЛ, РОПРЯЛ, РАО и ведущие университеты. Создаются все условия, чтобы русский язык распространялся по всему миру, может быть, даже более энергично, чем раньше. Я абсолютно уверена, что планета заговорит по-русски. Может, я и не увижу этого момента, но уверена, что он настанет обязательно (улыбается).

— На недавно состоявшемся в МГУ съезде ректоров ректор МГУ Виктор Садовничий предложил сделать ЕГЭ по истории обязательным. Как вы считаете, может, стоит и русскую литературу сдавать выпускникам в обязательном порядке?
— Мне кажется, тех ЕГЭ, которые уже есть, достаточно. Сделайте хотя бы хороший учебник по истории, а потом уже все остальное! Думаю, пока нужно оставить существующие экзамены, не придумывая ничего нового, чтобы дети могли сориентироваться.

— В своем выступлении на Педагогическом форуме вы говорили о получении качественного образования. Мы знаем, что стандарт гимназического образования в России был очень высоким. Сейчас отечественное образование ориентируется на западные практики. Может быть, есть смысл взять лучшее из нашего прошлого опыта?
— Вы знаете, есть разные пути. Вот Москва, например, объединяет школы с разным уровнем образования. И в таких комплексах есть смысл: присоединение обычных школ к другим, ведущим, дает возможность улучшить образовательный процесс. А есть школы-символы. Например, гимназия при СПбГУ или прекрасная классическая гимназия, где преподают сотрудники кафедры классической филологии СПбГУ. Есть также замечательный лицей при Русском музее, есть великолепная Вторая гимназия... В этих учреждениях учатся удивительные ребята: я иногда с ними встречаюсь и поражаюсь широте их взглядов на жизнь, умению критически мыслить. Вот к этому надо стремиться. Но тут все дело в преподавателях, поверьте мне.

— Вы всегда говорите, что сам преподаватель должен быть личностью...
— Ну конечно! И мы должны решить проблему педагогических вузов, чтобы туда шли не те, кто не смог поступить в другой институт, а те, кто любит ребенка, — ну нельзя без этого обучать детей!

Давайте создавать собственные рейтинги

— Людмила Алексеевна, а есть шансы вернуть преподавателям учебные часы, как это было в советское время? Ведь за два часа русского языка в неделю мало чему можно научить…
— Шансы всегда есть, мы знаем, что надежда умирает последней, поэтому нужно бороться (улыбается).

— Но как бороться, если даже в гуманитарных вузах уже внедрили модульные системы, сократили часы по литературе и языку?
— А в университетах просто необходимы курсы культуры речи. Например, в СПбГУ сейчас обучается около 60% иногородних, а на филфаке их более 70% — и как тут обойтись без русского языка?

— На съезде ректоров президент Владимир Путин заметил, что западные рейтинги не всегда объективны, они не отражают истинное положение дел. Может, пора нам создавать собственные рейтинги вузов?
— Да, об этом говорил и ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий... Конечно, собственные рейтинги необходимо создавать, но как скоро они появятся, сказать не могу.

— Согласитесь, обидно читать, что, скажем, МГУ занял одну из последних строчек в рейтинге топ-200 лучших вузов мира, составленном британ­ским журналом «Times Higher Education», а СПбГУ туда вообще не попал...
— Вот мы и говорим, что в ряде рейтингов очень странные критерии...

Кроме президента, никто не говорил без ошибок

— А как вы относитесь к созданию антирейтинга тех СМИ, которые допускают много ошибок, и вручению им премии «Золотой типун»?
— Конечно, нужно, чтобы в СМИ работали грамотные журналисты, должен быть определенный отбор. Я, например, сказала представителям радиостанции «Эхо Москвы в Петербурге», которую иногда включаю по утрам, что пока слышу в их эфире ошибки, то не пойду к ним на интервью. Кстати, на заседании «Народного фронта», кроме президента, не было ни одного выступающего, который говорил без ошибок. Уровень знания языка в стране должен быть совершенно другой.

— Людмила Алексеевна, вы составляете словари, есть плакаты в метро, призывающие: «Давайте говорить как петербуржцы»...
— Но где вы возьмете эти словари? Их нет в магазинах. Хорошо, что в Петербурге хоть плакаты есть в метро. Кстати, и Москва тоже хочет, чтобы такого рода агитация за нормативный русский язык появилась у них, — просят у меня разрешения. Но мы же не можем там разместить плакаты: «Говорите как в Петербурге». Конечно, можно придумать другое название — «Давайте говорить правильно», например.

— Кстати, чиновники в массе своей плохо знают правила русского языка. Может, для них курсы организовать?
— Что и говорить, конечно, их надо учить. У нас есть программы повышения квалификации госслужащих. Московский университет тоже ведет такие программы.

— Но почему закон о государственном русском языке не работает?
— Да, закон принят, но он не работает. И теперь Владимир Владимирович Путин вынужден исправлять его своими указами — то не ругайтесь матом, то не употребляйте бездумно заимствованные слова... У нас в рамках Ассамблеи Русского мира как раз и обсуждались языковые проблемы, проблемы государственного регулирования русского языка.

— Но есть и проблема падения грамотности среди абитуриентов: они уже забыли литературу и пишут сочинения, не помня правил... Возможно ли отменить ЕГЭ или сделать так, чтобы оценки, полученные по итоговым испытаниям, имели рекомендательный, а не обязательный характер?
— Нет, ЕГЭ сейчас отменять нельзя. Как бы без ЕГЭ в столичные вузы попали ребята из регионов? Разве может ребенок из села поступить в столичный университет? Однако качество материалов ЕГЭ должно быть другое.

— Ректор МГУ Виктор Садовничий предлагает увеличить на один год высшее образование, то есть сделать высшую школу шестилетней — четыре года бакалавриат и два года магистратура, — даст ли это, по-вашему, какие-то преимущества?
— В Санкт-Петербургском университете и сейчас срок обучения 6 лет. Магистратура не может быть во всех вузах. И бакалавры приезжают туда, где качественно обеспечена магистратура. А следующий уровень — аспирантура.

Надо бы ввести экзамен по культуре речи

— Людмила Алексеевна, сейчас в школах чему только не учат — чуть ли не редактированию.
— Такие стандарты...

— Но если по этому пути идти, то преподаватели того и гляди могут остаться без работы.
— Они никогда без работы не останутся (улыбается).

— Особенно когда уровень грамотности у населения низкий. До сих пор многие, вплоть до высших чиновников, не знают, как правильно говорить: «на Украине» или «в Украине»...
— По-русски — только «на Украине». Вообще мне бы очень хотелось, чтобы все правительственные чиновники, которым приходится выступать перед большой аудиторией, сдавали курс культуры речи. Но пока добиться этого не могу — мне говорят, что это не демократично.

— А если попробовать ввести экзамен по русскому языку и штрафовать за неуд?
— Знаете, этот вопрос прекрасно решил в «Газпроме» Алексей Борисович Миллер: он лишает своих служащих надбавки. И Герман Оскарович Греф хочет перенять его опыт и у себя в Сбербанке тоже это практиковать. Хотелось бы, чтобы таких примеров было  больше.


Чтоб стать культурным человеком

И развиваться вровень с веком,

Придется все это поднять, 

Потом читать — притом понять,

Склонять, спрягать…

Учиться (2-е спряжение),

Мыслить (2-е)

И страдать (1-е спряжение).

↑ Наверх