Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

Писатель может быть в оппозиции к власти, но к государственности — никогда

Редактор «Литературной газеты» ЮРИЙ ПОЛЯКОВ — о том, чем, по его мнению, нужно заняться после выборов

В минувшую среду премьер-министр и кандидат в президенты Владимир Путин на встрече с представителями ОНФ, региональными и федеральными СМИ, доверенными лицами и политологами обсуждал стратегические планы развития.

«Нет никакого желания делить наше общество, кого-то шельмовать, грязью обливать, а наоборот, собрать все самое лучшее, сохранить страну и создать условия для ее поступательного развития», — признался Владимир Путин и предложил настраиваться именно на такую работу.

«Вечёрка» связалась с писателем, главным редактором «Литературной газеты» Юрием Поляковым, присутствовавшим на этой встрече.

— Было очень много конкретики, — охотно рассказал Юрий Михайлович. — И по тому, как реагировал Путин на какие-то предложения, задаваемые вопросы (и по Байкалу, и по культуре, и по ситуации с военными), возникало ощущение, что это совещание специалистов. Надо сказать, что Путин во всех вопросах хорошо ориентировался, говорил конкретные вещи, отчего и сложилось впечатление такой рабочей встречи.

— Юрий Михайлович, хотя вам и не представилась возможность задать свой вопрос, но можете сказать, о чем вы хотели спросить Путина?
— Там было много людей из регионов — у них это единственная возможность поговорить с премьером. А так как я член президентского совета по культуре и всегда имею возможность что-то сказать или спросить, то что ж я буду отбирать время у других людей, приехавших издалека? Пусть они поделятся своими мыслями и предложениями с премьером. Вот когда у нас был круглый стол, я много говорил по национальному вопросу. С одной стороны, надо решать русский вопрос, потому что русский народ — это народ со своими проблемами, интересами, взглядами на жизнь. С другой стороны, надо понимать, что у нас многонациональная страна, и та же культура творится на многих языках, правда, она не имеет доступа к другим народам России. Приведу пример. За 20 лет присуждения Государственных премий всего один раз был отмечен премией писатель, пишущий на языках народов России, — замечательный чеченский прозаик Канта Ибрагимов. Как это может быть в многонациональной стране? Значит, у нас нет многонациональной политики, особенно в области культуры.

— На днях в интервью нашей газете лидер Международного евразийского движения Александр Дугин, комментируя последнюю статью Владимира Путина, заявил, что у премьера прекрасная внешнеполитическая линия, в то время как в области культуры есть просчеты. Удастся ли нам когда-нибудь обуздать ТВ, вернуть культуре, духовности, нравственности утерянный пьедестал?
— Мы об этом тоже много говорили — и о духовности, и о культуре… Но я все-таки ждал, что у Владимира Путина будет отдельная статья по проблемам культуры, и рассчитывал, что она будет опубликована в старейшей «Литературной газете». Но, к сожалению, культура опять оказалась «в золушках». Однако надеюсь, что у этой «золушки» хорошее будущее.
Надеюсь как член президентского совета по культуре выступить на первом же совете — по теме межнационального культурного диалога. У нас ведь разорваны культурные связи. Раньше, вспомните, сидели рядом Расул Гамзатов, Межелайтис, Кугультинов. Тут же сидели Евтушенко, Распутин, Астафьев. И все они были равными величинами. А вы давно видели на наших телеканалах народного поэта Дагестана Ахмеда? Нам с гораздо большим удовольствием будут рассказывать о творчестве того, кто 20 лет назад уехал за границу, оставив родную страну, но рассказать, что сейчас пишет якутский классик или писатель Коми, им просто в голову не приходит. Такое впечатление, что у них Россия — не дальше Московской области.

— А почему вы, как член президентского совета по культуре, ничего не сделали, чтобы предотвратить тлетворное влияние телевидения?
— В начале нулевых я выступал с предложением организовать общественный совет, который контролировал бы телевидение не от власти, а от общества. Меня называли и бенкендорфом, и мерзавцем. А теперь все поняли — это единственный демократический способ контроля, который есть во всем мире. Например, в Британии общественный совет возглавляет королева. Думаю, к этому вопросу надо обязательно вернуться.

— Юрий Михайлович, сейчас переломный момент в российской истории. Как вы думаете, что будет со страной после 4 марта: упадет она в пропасть, удержится на ногах или сделает рывок вперед?
— Стратегия, которую Путин обрисовал в своих предвыборных статьях, да и сейчас, на этой встрече, — серьезная и очень правильная. Теперь важно выбрать верную тактику. А в тактике главное — кому это поручено. Правильно выступил на встрече директор музея-усадьбы «Ясная Поляна» Володя Толстой: министерствами должны рулить профессионалы, а не вышедшие в тираж представители других профессий. Это относится ко всем сферам, главное здесь — не совершить ошибку. Уже однажды поручили переход на рыночные рельсы обозревателю журнала «Коммунист» Гайдару. Что из этого получилось, мы с вами хорошо знаем.

— Вы по-прежнему считаете, что интеллигенция должна разделить с властью ответственность за все то, что происходило со страной, — «реформаторство, нетрезвое дирижирование державой, снижение качества жизни»?
— Хочу сказать, что патриотическая интеллигенция готова разделить с властью ответственность. А вот либеральная… Они все нулевые нам доказывали, что мы идем правильным путем, а теперь вдруг об этом «забыли». И когда я увидел на Болотной некоторых медийных лиц, которые мне в нулевые годы рассказывали, что расстрел парламента — это правильно, что у Ельцина крепкое рукопожатие и другой альтернативы у нас нет, то теперь оказывается, они не виноваты в том, что развитие демократии пошло вкривь и вкось. Только почему-то они спрашивают с Путина, а не с себя…

— А еще эти медийные лица оскорбляют и тех, кто пришел на Поклонную, называя их анчоусами и быдл-классом… Такое противостояние не выльется ли в большие потрясения?
— Думаю, что не выльется, потому что это достаточно узкий слой людей. А то, что эти люди всегда отличались «лоббизмом» и считают, что раз окончили спецшколу, то это делает их особенными, — глубокое заблуждение. Дружнее надо быть. И понимать, что тот народ, который собирается на Поклонной горе, точно так же имеет право на свое мнение, на свои симпатии и антипатии, несмотря на то что он не проходил стажировку за границей, потому что его папа работал в ЦК КПСС. Меня поражает, что большинство лидеров Болотной, за редким исключением, — это выходцы из советской номенклатуры, в жизни не пробивавшиеся, а получившие все готовое.

— Марина Цветаева говорила, что Поэт должен быть в оппозиции к власти, не бояться ее критиковать. А вам хочется покритиковать Владимира Путина?
— Конечно, хочется. Но дело в том, что писатель может быть в оппозиции к власти, редко — к государству (как в случае с режимом Ельцина), но к государственности — никогда.

↑ Наверх