Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 17 сентября 2019

За каждым углом нас поджидает Лермонтов

Петербургские художники, в свое время входившие в группу «Митьки», не захотели превращать 200-летие Лермонтова в юбилей забронзовевшего классика

Вместо этого они придумали проект «Лермонтов за углом», а городские власти и Музей Ахматовой их в этом поддержали. В итоге в октябре — в юбилейном лермонтовском месяце — поэт подстерегает горожан в центре Петербурга буквально за углом: выйдешь из метро — глядь, плакат с картинкой, где Лермонтов танцует с дамой, а в метро — другой рисунок «из жизни поэта».

Проект «Лермонтов за углом» — это не только плакаты на 15 станциях метро и по центру города, это выставка в Музее Ахматовой, где все это можно увидеть целиком, да в придачу множество эскизов и рисунков, которые художники сделали перед проектом. Художники Андрей Филиппов, Владимир Шинкарев, Светлана Баделина и «митьков­ский дедушка» Владимир Яшке нарисовали «житие» Лермонтова, привязав картинки к конкретным петербургским адресам и строчкам из лермонтовской переписки. Нарочито наивное прочтение жизни классика не утомляет, а приглашает зрителя к игре, не наводит тоску, а заставляет дочитать строчки на плакате до конца, вместе с художниками пройти по сюжетам петербургской жизни поэта.

Нина Попова, директор Музея Ахматовой в Фонтанном доме, открывая выставку, просто сказала, что «ее надо смотреть и радоваться», и сразу же «спряталась за Ахматову», припомнив, что та написала о Лермонтове в 1964 году, назвав его «загадочным существом»: «Это было странное, загадочное существо — царскосельский лейб-гусар, живший на Колпинской улице и ездивший в Петербург верхом, потому что бабушке казалась опасной железная дорога, хотя не казались опасными передовые позиции, где, кстати говоря, поручик Лермонтов был представлен к награде за храбрость. Он не увидел цар­ские парки с их растреллиями, камеронами, лжеготикой, зато заметил, как «сквозь туман кремнистый путь блестит». Он оставил без внимания знаменитые петергофские фонтаны, чтобы, глядя на Маркизову лужу, задумчиво произнести: «Белеет парус одинокий...»

Он, может быть, много и недослушал, но твердо запомнил, что «пела русалка над синей рекой, полна непонятной тоской...».

Кроме того, Нина Попова напомнила, что столетие со дня рождения Лермонтова не удалось толком отметить: в 1914 году началась Первая мировая война. Не повезло и с круглой поминальной датой — в 1941-м началась Великая Отечественная… Вот, отмечаем двухсотлетие со дня рождения ныне… тоже в непростое время.

«Я возбуждаю любопытство, меня домогаются, меня всюду приглашают, а я и виду не подаю, что этого желаю; дамы, которые обязательно хотят иметь из ряду выдающийся салон, желают, чтобы я бывал у них, потому что я тоже лев, да, я, ваш Мишель, добрый малый, у которого вы никогда не подозревали гривы. Согласитесь, что все это может вскружить голову. К счастью, моя природная лень берет верх — и мало-помалу я начинаю находить все это крайне несносным. Но этот новый опыт принес мне пользу, потому что дал мне в руки оружие против общества, и, если когда-либо оно будет преследовать меня своей клеветой (а это случится), у меня будут, по крайней мере, средства мщения; несомненно нигде нет столько подлостей и смешного», — писал Лермонтов Лопухиной в конце 1838 года. Цитату из этого письма вы тоже найдете на одном из плакатов, посвященном тому, что Лермонтов в те годы «наезжал в Петербург из Цар­скосельских гусарских казарм, останавливался у бабушки в доме Хвостовой на улице Сергиевской, ныне Чайковского».

↑ Наверх