Газета выходит с октября 1917 года Sunday 26 мая 2019

Зачем Тарасу Шевченко желто-голубая манишка?

Когда человеку нечем гордиться, он гордится своей национальностью

Гражданская война на Украине не только ссорит российское общество, но и создает хаос во многих горячих украинских головах. Граждане незалежной, например, свято верят в то, что Россия объявила Украине войну, что теперь уже не донбасские «террористы» воюют с нацгвардией, а российские войска и именно российская армия обстреливает дома и убивает мирных жителей, а национальные гвардейцы исключительно обороняются и защищают донбассовцев.

Вместо профиля Ильича — цветочный портрет Кобзаря.

В этот бред верят все — от простых людей до сложных: народных артистов, писателей, певцов... Один харьковский бард даже песню придумал на русском языке, видимо, чтобы нам понятней было:

«А вы нам «Грады», «Грады» — какие гады, гады, а вы нам «Буки», «Буки» — какие…» и так далее.

Русофобией охвачены почти все — поголовно клянут Россию, называя ее агрессором, оскорбляя российских дипломатов, попутно забрасывая дымовыми шашками консульства, как это было на прошлой неделе в Харькове.

Есть, конечно, и такие, которые стали ненавидеть собственную страну. 30-летняя Елена, жительница Славянска, всегда была вне политики, хотя ее муж активно в ней участвовал: поддерживал киевский майдан, ходил на митинги «майданутых», даже сделал татуировку на плече — трезубец, символ незалежной страны. Но когда Славянск стали бомбить украинские силовики и их квартиру обстреляли, то, по словам Елены, «патриотизм мужа быстро закончился, как только он оказался под кроватью». Теперь она ненавидит Украину, собирается уехать к родственникам в Россию. «Мы ехали по дороге из Славянска и видели окровавленные части тел, разорванные трупы, эти зверства забыть нельзя, — говорит Елена. — Теперь для меня такой страны, как Украина, не существует — пусть ее разорвут на части, как этих мирных жителей Донбасса».

Есть, конечно, и те, кто не верит бредовой украинской пропаганде и упорно продолжают любить соседнюю страну. Но открыто свое мнение люди высказывать боятся, ведь сейчас на Украине в фаворе стукачество. В том же Славянске даже урны установили, куда должны кидать доносы.

«Мы надеемся, что Владимир Владимирович что-нибудь придумает», — призналась мне после долгого разговора одна харьковчанка.

Плакаты с цитатами из Порошенко «украшают» новостройки.

А пока украинский президент Петр Порошенко, как, впрочем, и перебежавший от «Юли» в его блок премьер Арсений Яценюк натравливают в своих речах собственное население на Россию, программируя легковерных украинцев: «Украина всегда будет жить под угрозою военной агрессии».

И чтобы поднять дух нации, украинский президент советует вывесить «жовто-блакитные» флаги «в каждом окне, на каждом балконе, несмотря на тяжелые времена, которые сейчас переживает страна», забыв, видимо, слова классика: «Когда человеку нечем гордиться, он гордится своей национальностью».

И жовто-блакитная мания охватила страну. Во Львове трамваи выкрасили в национальные цвета, в Полтаве — двуглавого российского орла на памятнике Петру Первому, а в Харькове, помимо того что сшили самый большой в мире украинский прапор и развесили флаги везде где только можно, выкрасили в цвета государственного флага центральную лестницу. Кстати, то же самое в первой столице советской Украины сделали и с памятником Кобзарю — Тарасу Шевченко: нарисовали желто-голубую манишку, а основателю Харькова бравому казаку Харьку в руки сунули украинский прапор.

На «жовто-блакитной» лестнице туристы охотно фотографируются.

Сине-желтые цвета повсюду — люди рисуют их на лице, используют даже в украшениях, одежде... Впечатление такое, что Украина приватизировала эти два колера — непонятно, почему Швеция, чей государственный флаг тоже имеет такие цвета, молчит?

Хотя тут ответ напрашивается — как шутят юмористы, предприимчивые хлопцы просто подобрали шведские флаги под Полтавой. Одно печально: украинская страна рушится, гривна обваливается, дефолт на пороге, а народ в эйфории — «пишается (гордится. — Л. П.), що украинець»...

↑ Наверх