Газета выходит с октября 1917 года Thursday 22 августа 2019

Загадка пропавшего зверинца

Школьники из Татарстана пишут историю блокадного Ленинграда

В рамках проекта «У подвига нет национальности», посвященного сохранению памяти о блокаде Ленинграда, в Петербурге гостила делегация школьников из Татарстана. Ученики школы №101 Казани побывали на Пискаревском мемориальном кладбище, в Музее обороны и блокады Ленинграда, в Музее хлеба и на Дворцовой площади. Важной частью этого визита стали их доклады на конференции «Непобежденный Ленинград: диалог поколений» в Российской публичной библиотеке.

Впрочем, эти сообщения скорее можно назвать исследователь­скими работами, раскрывающими белые пятна в истории блокады Ленинграда.

Школьники Казани в Петербурге на Пискаревском кладбище.

Белые пятна истории блокады

Как рассказала директор школы Татьяна Петрова, связь Татарстана и Ленин­града — не случайна. В годы войны в Казань было эвакуировано много ленинградцев. 

«Людей везли эшелонами. Мы узнали, что всего в Татарстан из блокадного Ленинграда было отправлено 8 поездов с людьми. А сегодня из этого числа остался только 341 блокадник», — рассказывает она. 

В 101-й школе, где как раз и учились блокадные дети, работает музей, посвященный подвигу Ленинграда. А ветераны и блокадники заглядывают в школу чуть ли не каждый день, считая ее своей, ведь школьная экспозиция, в которой представлены фотографии и документы осажденного города, напоминает им об их детстве. 

Памятная стела на Пискаревском кладбище.

«Представляете, узнав о том, что мы едем в Петербург, многие из них пришли даже проводить нас. А Сергей Александрович Карпенко, который жил когда-то на Васильевском острове, даже попросил обязательно найти дом, в котором он когда-то жил, и поклониться ему», — рассказала Татьяна Петрова.

Как оказалось, поклониться своему дому приехала в Петербург и сама Татьяна Николаевна. 

История одной семьи

История самой обычной ленин­градской семьи о том, что ей пришлось пережить за годы войны и почему после того, как была снята блокада, Петровым не разрешили вернуться в Ленин­град, стала темой для исследовательской работы дочери Татьяны Николаевны — Александры Петровой. 

Петровы — жители Ленинграда.

На экране мелькают довоенные фото. Александра Петрова рассказывает, что до войны вся большая семья жила в Ленин­граде. Ее дед, Николай Иванович Петров, которому в 1941-м было всего шесть лет, с утра 22 июня поехал вместе с мамой в магазин. За ботиночками. Несмотря на то что он тогда мало еще что понимал, запомнил черный дым от пылающих Бадаевских складов. А также то, что зимой дети выковыривали горелый сахар вместе со льдом, золой, грязью и несли домой, как золото, чтобы попить сладкую воду. 

Выживали как могли

Из воспоминаний дедушки Татьяны стало известно, что его отец, как только началась война, практически жил на заводе. Домой приходил редко. И мама, у которой на руках было трое детей, ходила на поля за оставшимися после уборки капустными листьями, чтобы засолить на зиму. «Я узнала, что листья капусты, засоленные и заквашенные, назывались хряпа. А также то, что моя прабабушка Вера Андреевна варила великолепные щи с мясом. Откуда она взяла это мясо, знала только сестра деда — Аня. Оказалось, что это было мясо пятерых дворовых собак — любимцев деда. Четыре взрослые собаки и щенок жили во дворе дома. Даже мужу Вера Андреевна сказала, что выменяла вещи на кроликов. Но мальчики узнали правду спустя годы. Мой дед до конца жизни не мог пройти мимо бездомного пса и подкармливал барбосов со всей округи», — рассказывает Александра Петрова. 

Однажды поблизости от дома, где жила семья Петровых, упала бомба. И только по счастливой случайности не разорвалась. Дед рассказывал Татьяне и о том, что зимой в квартире было так холодно, что вся семья перебралась жить в самую маленькую комнату. Чтобы согреться, топили печку. Дров не было — жгли книги. А потом стало известно, что завод эвакуируют. В Татарстан поехали и члены семей рабочих. 

Татьяна вспоминает: как и все блокадники, Петровы на всю жизнь запомнили запах первой еды из пайка, розданного в холодном эшелоне. И как фотокадр в памяти запечатлелась страшная картина: выгружаемые на станциях тела, завернутые в тряпье, — людей, не доехавших до места назначения. Среди них был и отец деда. Оказалось, он съел слишком много хлеба, вот истощенный организм и не выдержал. «Где похоронили моего прадедушку, семья долго не знала. Но из документов заводского архива мне удалось установить, что прадеда сняли на станции Буй. Удалось установить, что на этой станции с поездов сняли 4400 больных и 870 умерших», — рассказывает Александра. 

В Ленинград возвращаться запретили

Прабабушка, оставшись с ребятишками, оберегала их как могла. И сумела всю малышню довезти живыми до Казани. После чего этот город и стал родным для семьи Петровых. «Только одно событие оставило обиду. После блокады семья хотела вернуться в Ленинград. Причина — в национальности бабушки. Вера Андреевна имела немецкие корни», — рассказывает Александра Петрова. По этой же причине долгие годы Петровым было запрещено даже приезжать в этот город в гости.

В этот свой визит Петровым больше всего хотелось увидеть дедушкин дом на Малой Охте. Дом оказался очень красивым. Именно таким, каким его и описывал дедушка. «Но в квартиру мы не пошли. Мы сделали так же, как и мой дед, мы не хотели видеть там чужих людей. Пусть все останется в памяти так, как было в его рассказах», — говорит Александра. 

Эвакуированный зверинец

Другая исследовательская работа школьников из Татарстана была посвящена… Ленинградскому зоопарку. Когда началась блокада, самая ценная коллекция зверей из ленинградского зверинца была эвакуирована в Казань. Школьники нашли в архивах документы, подтверждающие, что в военное время в Казанском зоопарке появились животные из Ленинграда. 

Казанский зоопарк в 1941 году.

Среди них много редких — леопард, лев, тигр, черный носорог, африканские зебры, антилопа, белый медведь, полосатый гну, американский тапир, черные пантеры, кенгуру, черные лебеди, нильский крокодил… Всего около ста различных животных и птиц. «Вместе с животными в Казань эвакуировался и временно исполняющий обязанности директора этого зоосада Михаил Александрович Никонов», — рассказывает Татьяна Николаевна. Однако когда звери прибыли в Казань, где уже был свой зоопарк, то остро встал вопрос о том, чем их кормить. Как говорится в научной работе школьников, особенно трудным для ленинградского зверинца оказался февраль 1942 года, когда не было даже сена. Животные голодали. И работники зоосада делились с ними своей едой. 

Эшелон разбомбили, звери разбежались? 

Когда блокада Ленинграда была прорвана, Михаил Никонов стал собираться домой. Существуют документы, свидетельствующие о том, что все звери были погружены на поезд, который должен был довезти их на берега Невы… Но в Ленинград животные так и не вернулись. 

«По официальной версии, эшелон, на котором зоосад возвращался в Ленинград, попал под обстрел. Однако мы намерены доказать, что этот поезд не мог быть разбомблен. Я как историк стою на этом. И мы хотим найти тому подтверждение», — говорит Татьяна Петрова. 

Например, по официальной версии, Михаил Никонов и его семья, которые ехали в одном поезде с животными, погибли. Однако недавно выяснилось, что дочь Никонова жива. Существует и другая версия: якобы звери при бомбежке могли разбежаться. Но куда? И какова их дальнейшая судьба? Еще один поворот этой истории. 

***

Возвращаясь в Казань, ребята пообещали, что на будущий год, когда зоопарку на берегах Невы исполнится 150 лет, они опять приедут в Петербург. И расскажут, к чему привели их поиски. Летопись блокадного Ленинграда будет продолжена. Ведь и у подвига, и у памяти нет национальности.

Фото из архива семьи Петровых
↑ Наверх