Газета выходит с октября 1917 года Thursday 25 апреля 2024

«Зеленый пояс Славы» развалился на отдельные памятники

Корреспондент «ВП» проехался по героическому кольцу и понял, что у семи нянек — дитя без глазу

Мы не знаем, в каком окопе сидел поэт, солдат и военный корреспондент Михаил Дудин, когда придумал окружить Ленинград «Зеленым поясом Славы» — периметром из монументов, поставленных на самых жарких участках линии обороны, какой она была в сентябре 1941 года, но идея, зародившись, начала жить. Первые памятники город поднял почти сразу после снятия блокады. Замкнули мемориальное кольцо из 32 памятников к середине 1960-х. Правда, Дудин и единомышленники мечтали еще о соединяющей все стелы аллее, но власти уже поостыли, оставив от полного воплощения идеи одно лишь название — «Зеленый пояс Славы». Корреспондент «ВП» решил понять, что сегодня происходит с крупнейшим мемориальным комплексом.

Вопреки сложившемуся мнению и даже энциклопедическим данным, мемориал «Разорванное кольцо» не входит в «Зеленый пояс Славы». Это элемент цепи мемориалов, посвященных Дороге жизни


Поначалу мы попытались понять, кто отвечает за сохранность «Зеленого пояса Славы». Оказалось, что памятники — федерального значения. И все. Балансодержателя нет. Здесь город, здесь область, здесь районы, здесь муниципалитеты. Но ни одного ответственного лица.

Есть лишь два документа. Первый — распоряжение, которым была принята программа «Реконструкции и замены памятников комплекса «Зеленый пояс Славы», подписанное Владимиром Путиным, бывшим тогда заместителем мэра Санкт-Петербурга, в 1995 году. Второй — распоряжение вице-губернатора Петербурга Владимира Яковлева (не Анатольевича, а Петровича, тезки тогда вместе работали) об отмене постановления Путина.

В первоначальном проекте белой стены не было

И есть один человек — автор программы реконструкции Зоя Петровна Кошик. Волею судеб настоящий энтузиаст и продолжатель идеи Дудина. Как рассказывает сама Зоя Кошик, все получилось совершенно случайно. Работала в информационном Агентстве печати «Новости» корреспондентом, писала материал о «Зеленом поясе Славы» и ужаснулась. Говорит, не только в наше время уничтожается культурное наследие. Эпоха застоя тоже свое взяла. Да, вплоть до 1980-х годов существовала отдельная экскурсионная программа по «Зеленому поясу Славы», а к перестройке монументы пришли в такое запустение и разруху, что программу пришлось отменить. И хозяина не стало. Как рассказывает Зоя Кошик, они, когда Владимир Путин подписал распоряжение «реконструкции и замены», выбили в 1994 — 1995-м годах из Министерства культуры деньги на ее реализацию — около миллиарда рублей. Остались даже номера двух платежек № ЛО 14490 от 05.10.94 и № СПб 4505 от 05.10.94, но ни этих, ни остальных средств никто в глаза не видел. Куда они делись, до сих пор остается загадкой.

Программе реконструкции памятников «Зеленый пояс Славы» скоро исполнится 20 лет

С тех пор состояние стел «Зеленого пояса Славы» поддерживают все кому не лень. И это глубоко возмущает Зою Кошик, с которой мы и проехались по памятным местам:

— Ведь это была целая художественная концепция. Ее разрабатывала архитектурная мастерская главного архитектора г. Ленинграда Г. Булдакова, каждую стелу в соответствии с концепцией создавали архитекторы и скульпторы. А сейчас посмотрите на комплекс «Передний край обороны». Зачем на его фоне поставили стену и покрасили ее белым? А на стелу посмотрите. Кто-то делал ремонт, сделал неправильно — гидроизоляция нарушена, вода попадает под облицовку.

За воинским кладбищем «Дачное» ухаживают, но стела нуждается в реставрации

Потом мы подъехали к стеле из фактурного бетона, входящей в мемориальный комплекс «Кировский вал». Бетон покрашен какой-то серой краской для радиаторов, а барельеф ордена Отечественной войны из цветного металла заменен на какую-то цементно-гипсовую отливку.

— Это еще что, — говорит Зоя Кошик. — Стелу «Ополченцы» в Пушкине вообще покрасили в красный. Я обратилась в КГИОП. После чего ей вернули первозданный цвет.

Цементная и покрашенная серым облицовка этой стелы как кокон закрывает «родную», из-за чего памятник «потолстел»

Следующая остановка — на 14-м километре Петергофского шоссе. Стела с якорем. Эта композиция посвящена морякам Балтийского флота. Зоя Кошик обратила внимание:

— Это не вся композиция. Поодаль, видите, мост? Вот вместе с ним это единая композиция. Но почему-то к праздникам латают только стелу и якорь. На мосту же корявые граффити. Перед стелой зачем-то разместили портящие архитектурный замысел белые клумбы. И такое отношение везде. Или швы между гранитными плитами постамента грубо закиданы цементом, в результате чего с каждым годом они все больше расходятся и разрушаются. Или поверх бетонной стелы положены зачем-то гранитные плиты, отчего полностью меняются пропорции, высчитанные скульпторами и архитекторами.

Зоя Кошик уже много лет воюет за идеи Михаила Дудина

Как объяснила Зоя Кошик, она долго изучала «Зеленый пояс Славы», встречалась со скульпторами и архитекторами:

— Наша программа недаром названа «Реконструкции и замены памятников...». Многие стелы на самом деле органичны. Но они являлись лишь закладными камнями будущих памятников. Эта идея позабылась еще в семидесятые. На праздники ближайшие предприятия, как и сейчас, подкрашивали монументы, а военные норовили поставить то тут, то там какие-нибудь орудия. Я понимаю, тема военная. Но изначально весь комплекс продумывался так, чтобы в каждой композиции была именно духовная составляющая, выраженная художественными средствами. В орудиях ее нет.

На постаменте этого мемориала на проспекте Стачек должен стоять настоящий танк КВ-85 — редкая модификация КВ-1С, вооруженная 85-миллиметровым орудием. На самом деле это правдоподобный, но все-таки макет

P. S.

Когда «Зеленый пояс Славы» создавался, Ленинград и Ленинградская область были одним регионом. И все монументы находились в нем одном. Но сейчас одни памятники — в городе, другие — в области. И теперь это не единый комплекс, а отдельные ничем не связанные памятники. Кто их видит, именно так и воспринимает. А возродить экскурсии, поставить указатели... По сути, для того чтобы их сохранить, надо создавать дирекцию федерального подчинения по типу Музея городской скульптуры Петербурга. Но кому это надо?

 

↑ Наверх