Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 23 августа 2017

«Золотая гора» предстает во всем блеске

Сегодня в Петергофе открывается после полуторагодовой реставрации знаменитый фонтанный каскад

На каскад вернулись четыре бронзовые золоченые скульптуры «Тритон» и золоченый декор аттиковой стенки, в том числе три маскарона «Медуза», исполненные в 1724 году скульптором Бартоломео Карло Растрелли.

Директор ГМЗ «Петергоф» Елена Кальницкая (на фото) рассказала «ВП» о реставрации «Золотой горы», о том, как сегодня обстоят дела в Ропше, а также — о малоизвестных страницах истории Петергофа.

— Елена Яковлевна, чем была вызвана необходимость реставрировать каскад?
— «Золотую гору» не реставрировали капитально уже где-то около тридцати лет. А ведь это все-таки водный объект, все время течет вода, и не всегда — кристально чистая. Пришло время, фонтан практически потерял свою жизнеспособность. Мы разработали серьезный реставрационный проект. Нас упрекали, что в процессе реставрации якобы были разрушены какие-то исторические конструкции. Ничего подобного не произошло! Мы сохранили абсолютно все, изначально были приняты точные решения. Есть документальные подтверждения, что уже к 1830 году ничего от петровского времени в «Золотой горе» не осталось. Тем не менее все, что было подлинного, мы сохранили и законсервировали. Теперь надеемся, что каскад простоит еще тридцать, а то и пятьдесят лет.

— Вы уже довольно много говорили о решении МВД снять с ноября полицейские посты из музеев. Как обстоят дела сейчас, изменилось что-нибудь?
— Сейчас этот вопрос продолжает обсуждаться. Решение оставить музеи без охраны полицией воспринимается нами как некий отказ государства от поддержки и защиты своей культуры. Музеям придется обращаться к частным охранным предприятиям, это будет стоить значительно дороже, а деньги к нам рекой не текут. Кроме того, мы прекрасно понимаем, что, например, у нас в Петергофе, особенно в парках, на природе, где бывает огромное количество людей, должны работать профессионалы из полиции, у которых есть оружие и право навести порядок в случае необходимости. Но я все же надеюсь, что этот вопрос решится в пользу музеев.

— В летний сезон петербуржцы и в особенности туристы предпочитают приезжать в Петергоф по воде — на «метеорах». Но в последнее время много жалоб на высокую стоимость билетов…
— К сожалению, это так. Наши партнеры, которые занимаются доставкой посетителей сюда, подняли цены. Мы об этом вели переговоры, но получили от них заключение о неготовности снизить цены. Я считаю, что не может билет на «метеор» стоить столько, сколько стоит билет на посещение Большого дворца и парка. Но пока нам не удается прийти к соглашению.

Уголок Нижнего парка у дворца Марли приобрел свой прежний вид

— Есть ли новости о Ропше?
— Сейчас почти полностью проведена консервация объекта. Теперь будет так стоять, пока не решится вопрос с финансированием.

— Елена Яковлевна, на встрече с представителями Петербургской лиги журналистов вы рассказывали о малоизвестных страницах истории петергофского музея. Не могли бы вы напомнить об этом нашим читателям? Например, интересно узнать о том, почему в начале войны не был отдан приказ о закрытии музея, об эвакуации…
— К сожалению, у нас нет точных данных. Мы просто знаем, что был приказ Ленгорисполкома о закрытии музеев в Царском Селе и Павловске. Но не было приказа о закрытии Петергофа. Может быть, он появился позже. Но эти документы военного времени рассеяны по архивам, частично утрачены, и мы еще не знаем точного ответа на этот вопрос.

— Любопытный и малоизвестный факт — посещение Сталиным Петергофа…
— Сталин и Киров были здесь в начале 30-х годов. Они ездили на Беломорско-Балтийский канал, и по дороге обратно Киров предложил заехать в Петергоф. Сталин вообще не очень часто ходил по музеям, не очень это любил. Визит был неофициальным, закрытым, нигде не афишировался. Откуда мы об этом узнали? Из автобиографии тогдашнего директора Петергофа Николая Архипова, написанной им после реабилитации. Никаких других документов о визите Сталина в Петергоф мы не могли найти. И тогда мы обратились к коллегам в Музей-квартиру Кирова. Они-то и рассказали нам об уникальном документе — стенограмме выступления заместителя директора петергофского музея по науке Анатолия Шиманского на траурном митинге, посвященном памяти Кирова. Известно, что Киров очень любил Петергоф и часто бывал здесь один. Николай Архипов очень надеялся, что визит Сталина в Петергоф поможет ему отстоять дворцы. Ведь в тридцатые годы музеи стали закрываться один за другим. Тогда у руководства страны возникла идея, что дворцы нужно превратить в дома отдыха трудящихся. Архипов же берег все подлинное. В своих записках он упоминал, что его называли «хранителем царских горшков и подштанников». В те годы советское правительство распродавало культурные ценности, произведения искусства. К началу войны дворцы были в плохом состоянии, требовали реставрации, но денег на это не выделялось. А уже после войны здесь были руины, все пришлось восстанавливать, воссоздавать. Началась совершенно новая история Петергофа.

Каскад не реставрировали три десятка лет, он почти потерял жизнеспособность, позолота облезла

Справка «ВП»

Каскад «Золотая гора» был спроектирован в 1721 году Николо Микетти. Завершен в 1732 году М. Г. Земцовым. Серьезно пострадавший в годы Великой Отечественной войны, в 1946 — 1949 годах каскад был отреставрирован. В 1973 — 1980 годах прошел капитально-реставрационный ремонт. После инженерного обследования 2012 года большинство конструкций было признано ограниченно работоспособными или неработоспособными. После согласования всей документации с КГИОП в 2013 году начались реставрационные работы.

8 сентября 2015 года завершился финальный этап реставрации.

↑ Наверх