Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

Зовут смотреть чертоги синагоги

В воскресенье на Лермонтовском проспекте, 2, — День открытых дверей. Он приурочен к Международному дню толерантности и к 120-летию Большой хоральной синагоги Санкт-Петербурга

 

Строго говоря, синагога — это не храм, а дом собраний. Храм у иудеев один — разрушенный римлянами в Иерусалиме почти две тысячи лет тому назад. От храма остался фрагмент, известный как Стена плача. Масштабная фоторепродукция этой стены установлена, кстати, и во дворе петербургской синагоги — фотографироваться на ее фоне не возбраняется. 

Акустика в Большом зале — как в филармонии


— На иврите синагогу называют «бейт-кнесет», что буквально означает «дом собрания», — поясняет кантор Григорий Якерсон. — А слово «синагога» происходит от греческого слова synagoge, которое обозначает то же, что и слово «кнесет» на иврите: «собрание».

Дресс-код для посещения дома собраний: «Не принято посещать синагогу в шортах, спортивном костюме, плавках или рабочей одежде сантехника», — ознакомились мы с инструкцией на сайте синагоги и отправились на Лермонтовский, 2, вместе с другими петербург­скими журналистами. Прессу позвали посмотреть, что здесь происходит в канун 120-летия, которое отметят в 2013 году. 

— На что жалуетесь? — первым делом спросили журналисты «Вечёрки» у Марка Грубарга, главы Санкт-Петербургской еврейской общины.

— О, как известно, евреи любят жаловаться, — заметил Марк Давидович. — Но сейчас — не на что!

Авром Аршинов, помощник главного раввина, показывает религиозное облачение

Молитвенный зал синагоги отреставрирован во всем великолепии его мавританского стиля — благодаря щедрому пожертвованию, которое сделал миллиардер Эдмонд Сафра, выходец из Сирии. К сожалению, сам Эдмонд Сафра не дожил до окончания работ, стоимость которых составила около 5 миллионов долларов. Он трагически погиб в 1999 году, во время пожара. Портрет почтенного благотворителя — на почетном месте в фойе синагоги...

— Специфических проблем у евреев сейчас нет, — возвращается Марк Давидович к теме жалоб на жизнь. — И вообще нас мало в Петербурге осталось. Всего около 100 тысяч. Причина: естественная убыль и эмиграция. Печально, но евреи почти полностью исчезли с интеллигентных должностей. Их немного теперь среди учителей, научных сотрудников. Представьте себе: в этом году в Первый мед на стоматологию не поступило ни одного еврея! Когда такое было?!

Во Всероссийскую перепись 2002 года в городе насчитали и вовсе 35 тысяч евреев. Вероятно, не до всех дошли переписчики.

Именные таблички — бронь для всей фамилии

Впрочем, в большие праздники все места в этой синагоге, второй по размеру в Восточной Европе после будапештской, по-прежнему плотно заняты.

— Наша синагога имеет 1320 посадочных мест, в зале могут собираться до 3 тысяч человек, — говорит кантор Григорий Якерсон. — Как в филармонии, у нас есть система «абонементов»: можно забронировать место на весь год, и даже с именной табличкой. 

Партер молитвенного зала — для мужчин, балкон — для женщин. Сегрегацию кантор объясняет простым человеческим мотивом: «Чтобы не отвлекались друг на друга». Пообщаться вместе можно в венчальном зале — изумительной комнате, выполненной в виде балдахина: шатер символизирует новый дом.

В этом зале мы узнаем, откуда пошла традиция бить об пол бокалы на свадьбах.

— В конце церемонии жених разбивает бокал, завернутый в фольгу, — сообщает кантор. — Это делается в знак скорби по разрушенному иерусалимскому храму, а осколки символизируют обломки храма.

Матрешка может оказаться и «Мотюшкой»

Родне жениха советуют выдавать ему бокал не слишком прочный — практика показывает, что от волнения многие не могут разбить его с первого удара. В фольгу или салфетку бокал заворачивают без особого символизма — чтобы не разлетелись по сторонам осколки.

Ленинградские старожилы припоминают, что прежде в синагогу ходили знакомиться. Якобы по праздникам даже стояли мамы с табличками, подыскивавшие хорошую девочку для своего хорошего мальчика. Теперь эту функцию взяла на себя служба знакомств при синагоге.

Фоторепродукция Стены плача во дворе синагоги

— Кантор умолчал о том, что на еврейской свадьбе жениху не дают произнести ни слова, — лукаво шепчет нам один из коллег.

— Почему?

— А потому, что рядом сидит мамаша и неустанно приговаривает под руку: кушай, сыночек, кушай...

Венчальный зал с традиционным троном для невесты под шатром

О том, каковы эти традиционные кушанья, нам рассказал уже эксперт по кошерной кухне Мотл Гордон. Борщ со сметаной вы в меню точно не встретите — здесь категорически не признают сочетания мяса и молока в блюдах. Перемолотое, протертое, тушеное — это конек еврейской кухни. Самым вкусным блюдом сам Мотл называет похлебку из картошки с мясом. Ее ставят на огонь еще в пятницу, а поскольку с вечера пятницы и до вечера субботы прикасаться ни к чему нельзя и огонь никак не выключить, похлебка булькает себе и булькает, доходя до нежнейшего состояния.

Марк Давидович Грубарг, которого мы просили порекомендовать нашим читателям самое любимое блюдо петербургских евреев, отреагировал мечтательно:

— Рюмка водки, селедка, картошечка и лук — что может быть лучше?

Достойный выбор для людей при интеллигентных должностях!

Форшмак и гефилте-фиш — коронные номера кулинарного репертуара синагоги

В День открытых дверей 18 ноября с 12.00 до 16.00 ежечасно будет стартовать программа, включающая в себя: обзорную экскурсию по синагоге (осмотр центрального молельного зала, женской галереи и венчального зала с рассказом об архитектуре синагоги и истории еврейской общины), сессию вопросов-ответов с раввином, дегустацию мацы и гефилте-фиш (фаршированной рыбы). В 18.00 начнется концерт клезмерской музыки.

А 25 ноября в Синагоге начинают свою работу бесплатные Открытые курсы по иудаизму для всех, кто интересуется еврейской религией и культурой. 

 

↑ Наверх