Газета выходит с октября 1917 года Friday 7 августа 2020

А ФГОС и ныне там

Общественность продолжает переваривать проект нового федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС)

Общественность продолжает переваривать проект нового федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС)



«ОБЖ важнее физики»; «литература не обязательна» и тому подобные ужасности — вот что народ понял из текста проекта нового образовательного стандарта, о котором последние месяца два говорят на повышенных тонах. Разработчик проекта (Институт стратегических исследований в образовании Российской академии образования) оправдывается: народ просто не понял официально-делового стиля документа. В свою очередь опытные политики утверждают, что «наверху» дураков нет и если что-то в документе не очень понятно, то это не по глупости, а для какой-то тайной цели. Но народ рассуждает в стиле старого анекдота: «Ну не такие же в министерстве дураки, чтобы... (чтобы — в нашем случае — заставить школьника выбирать между русским и литературой)» — «Такие, такие». И общественность упражняется в острословии, придумывая термины «одуренные дети», «стандарт не-образования», а на очередном вручении книжной антипремии «Абзац» — награждая (заочно, конечно) министра образования Андрея Фурсенко спецпризом «Почетная безграмота».

Стандартный подход

Из истории вопроса. Проект ФГОСа для старшеклассников не так чтобы на голову свалился. Он — логичное продолжение уже разработанных новых стандартов для младшей школы и для школы основной (5 — 9-й классы). Поэтому и внедряться должен в 2020 году, когда до 10-го класса дорастут те первоклашки, которые начнут учиться по новому стандарту «началки» уже 1 сентября 2011 года.
Стандарты для 1 — 4-го классов и 5 — 9-го классов общественность проглотила, особенно не пережевывая. Но едва речь зашла о стандартах для 10 — 11-го классов — поперхнулась, закашлялась и возмутилась.
По правде говоря (и СМИ это отмечали), мы и «старшеклассные» стандарты приняли бы, не приходя в сознание. Проект был вывешен на нужном сайте для всенародного обсуждения в конце ноября прошлого года, с тем чтобы к 15 февраля дискуссии закруглить и передать документ в Минобрнауки. Некоторые увидели тут злой умысел: народ, как известно, с ноября готовится к новогодним праздникам, пол-января отмечает, до февраля приходит в себя, и ему не до стандартов. Положа руку на сердце, вам охота продираться сквозь выражения «совокупность требований, обязательных при реализации…» и т. д. в том же духе до сведения скул? Тексты документов читать мы в большинстве своем как не умели, так и не умеем.

В чем пафос

Сейчас старшеклассники изучают от 16 до 21 предмета (зависит от региона). Хотите — считайте, что таким образом ребенок расширяет свой кругозор. Хотите — полагайте, что такое обилие — большей частью профанация. Судите сами: 11-классник набирает свой «пакет» ЕГЭ, которые ему пригодятся для поступления в вуз. Обычно это (в добавление к обязательным математике и русскому) еще 1 — 3 предмета. Над подготовкой к ним школьник корпит на соответствующих уроках и по ночам; досыпает, соответственно, на тех уроках, которые в сферу его ЕГЭ-интересов не входят. Положение учителя, который дает урок в классе, где из 30 человек только 3 кровно заинтересованы, — незавидное.
Примерно из этого исходили и разработчики нового стандарта. Руководитель группы разработчиков, управляющий директор издательства «Просвещение» Александр КОНДАКОВ так и выражался, — дескать, будемте честны друг с другом, не будемте загружать ребенка тем, что ему на самом деле не нужно, и пусть лучше сосредоточится на том, что необходимо в последующей учебе и профессиональной деятельности.

Я к вам пишу

Возвращаясь к нашим стандартам. Труднопроходимый текст проекта отпугнул не всех. Учитель русского и литературы московской школы № 57 Сергей ВОЛКОВ (благо он еще и главный редактор газеты «Литература») вчитался и выудил главное.
Это главное он в январе изложил в открытом письме президенту Медведеву, премьеру Путину, председателю Госдумы Грызлову и министру образования Фурсенко. Причем изложил так популярно, что за считаные дни под письмом, вывешенным в Интернете, подписались аж 20 тысяч человек. Цитируем.
«4 (четыре) — именно столько обязательных предметов предполагается изучать старшекласснику (Россия в мире, ОБЖ, физкультура, индивидуальный проект).
6 (шесть) — именно столько образовательных областей объединило в себе все остальные привычные для школы предметы, разом получившие статус необязательных (по выбору). Среди них: русский язык, литература, математика, алгебра, геометрия, информатика, история, физика, химия, биология, география.
1 (один) — именно столько предметов из каждой образовательной области может выбрать ученик (впрочем, из одной любой области можно выбрать 2 (два)). Это означает, что выбрать и русский язык и литературу, или и алгебру и геометрию (не говоря уже об информатике), или и физику и химию (и биологию) невозможно...»
Вняв открытому письму, вмешался Владимир Путин: велел отправить проект на доработку и второе общественное обсуждение уже доработанного.

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

С середины февраля общественность смаковала уже вторую, подкорректированную версию проекта. Сообщения на сайт Федерального государственного стандарта приходят по сей день.
В то же время на недавнем круглом столе в Госдуме обсуждалось, каким проект стал после доработок. Приводим некоторые новшества. «Уточнены, конкретизированы или исключены декларативные предписания» (множество претензий было именно к общей декларативности документа); доработаны предметные результаты изучения курсов «Россия в мире», профильный уровень «Экономики», курсов «Естествознание» и «Физика» (предметные результаты — упрощенно говоря, что конкретно должен знать и уметь ученик); учтено предложение Комитета Госдумы по образованию «в части формирования у обучающихся грамотности в области астрономии» (с этой наукой вообще беда: в космической державе из школьной программы предмет «астрономия» был изъят); «значительно доработан» раздел «Индивидуальный проект» (это тоже весьма спотыкучее место — как утверждали учителя, научный проект вполне может быть и отпиской).
Наконец, в предметных областях «Общественные науки» и «Естественные науки» можно выбирать уже не 1 — 2 предмета, а 3.
Кроме того, председатель комитета Госдумы по образованию, глава межведомственной группы по мониторингу доработки стандарта Григорий Балыхин сказал: «При обсуждении проекта нового стандарта все почему-то сразу же решили, что обязательная часть — бесплатная, а предметы по выбору — за деньги. Это миф. Бесплатность всего школьного образования гарантирована Конституцией РФ».

Однако...

Однако если часть общественности с удовлетворением подсчитывает трофеи, другая часть не удовлетворена в принципе. Потому как полагает, что коррекции этот проект не поддается вовсе, ФГОС нужно писать заново и делать это должны явно не те, кто создал первый, столь спорный вариант важнейшего для страны документа.
Тот же учитель Волков в СМИ отметил, что «новый вариант — это слегка перелицованный старый».
По-прежнему не получены ответы на принципиальные вопросы. Школа всегда готовила ребенка к последующему сознательному выбору профессии; теперь она будет наседать на дитя с 7-го класса: «Ну, так кем ты у нас хочешь стать? Дворником? Космонавтом?» Вера сторонников проекта в то, что тинейджер в силах выбрать нужные предметы и уровень их изучения, достойна восхищения, как достоин восхищения оптимизм. А реальность в том, что тинейджера подмывает набрать предметов «полегче» и изучать их на «детском» уровне. Да, более ответственный выбор за ребенка могут сделать родители — а если у них самих ответственности с гулькин нос?
Еще пример неотвеченных вопросов. Неизвестной остается цена внедрения нового стандарта. Известно лишь, что простои издательству «Просвещение» не грозят: это сколько новых учебников, пособий, методичек нужно будет печатать; сколько новых помогалок к сдаче экзаменов (ЕГЭ, безусловно, будет изменен, если не отменен вообще). А переподготовка учителей, а техническое обеспечение...
По мнению Фурсенко, новый стандарт может претерпеть изменения, однако право на выбор предмета и более глубокое изучение останется точно. И все же министр обещал, что без согласований с общественностью стандарт внедряться не будет. Тем не менее Общество защиты прав потребителей образовательных услуг уже готовится в мае провести всероссийскую демонстрацию протеста против образовательных реформ.
В очередной раз встает вопрос: а они, реформы, нужны? И Минобрнауки, и разработчики проекта ФГОСа знают, что ответить. Международное исследование PISA (Programme For International Student Assessment), которое оценивает читательскую, математическую и естественнонаучную компетенции школьников в 65 странах, ставит российских учеников по математической грамотности на 38-е место, по естественнонаучной — на 39-е, по читательской — на 43-е. Это как бы само по себе говорит о том, что «надо что-то менять».
Проблема в другом: менять можно и в еще более худшую сторону.

Мнения

Завуч одной из петербургских гимназий:


— У меня непопулярное мнение о новых стандартах. Я считаю, что активное включение в их обсуждение учителей не всегда целесообразно.
Учительский корпус страны слишком велик; условия, в которых работают учителя, слишком разные, поэтому и мнения ВСЕГДА будут разными, вплоть до полярных. Учителя должны спорить о методах, технологиях, подходах к реализации стандартов. Многие учителя, как, впрочем, и многие журналисты, извините за грубость, не сели на попу ровно и не вычитали сути стандартов. Из-за этого и появились оголтелые суждения. Московские чиновники — не дураки, какими их хотят представить, и не разрушители отечественного образования.
Дело учителя — учить, ища частные решения и методики, а не заседать, составляя стандарты. В противном случае — учить будет некому.

Мария ЧИСТЯКОВА, учитель русского языка и литературы лаборатории непрерывного математического образования лицея № 572 (недавно выступала по теме стандартов в Общественной палате):

— Я давно преподаю в физико-математических классах, при этом русский язык, литература, история, биология, химия, география изучаются тоже довольно серьезно. Школьники получают хорошее академическое образование. Мне кажется, ни один из моих учеников не отказался бы ни от одного изучаемого предмета — ведь все они работают на общую культуру.
И старая, и новая версии стандартов не дают возможности получить школьное образование высокого уровня; окончить школу, освоив основы всех научных дисциплин и тем самым сознательно выбрав профессию.
Работа преподавателя тоже обессмысливается: снижение образовательной планки, работа по стандарту «не-образования» неизбежно будет приводить к тому, что сначала снизятся общие требования по оставленным в учебном плане 7 основным предметам.
Поскольку по нынешней версии стандарта вообще нельзя просчитать, какие конкретные требования будут предъявлены к выпускнику на экзаменах, на следующем этапе учитель, даже стремящийся преодолеть общие тенденции деградации, будет вынужден снизить свои собственные требования.
Для меня лично очень показательно, что в новых стандартах для старшей школы в области русского языка и литературы не заявлена необходимость развития у старшеклассника свободной и грамотной устной и письменной речи, а предмет «литература» представлен прежде всего как изучение одного из видов искусств. Вместо этого в стандарте основной школы в «метапредметных результатах обучения» предполагается «СОСТАВЛЕНИЕ ТЕКСТА с использованием информационных и коммуникативных технологий, владение речевой культурой, владение коммуникативными умениями в различных сферах общения». В целях овладения областями «филология» и «русский язык и литература» указано, что выпускник должен сформировать в себе умение написать текст по различной проблематике на разных языках, владеть речевой культурой.
Считаю, что все это — прикладные умения, которые, кроме всего прочего, не заявлены как приоритетные. Владение языком в российской школе всегда было основой образования, нынешние стандарты «переворачивают» эту ситуацию, что грозит катастрофой.

Александра ШЕРОМОВА, фото Натальи ЧАЙКИ

Стандарт — это договор между государством, школой и семьей. Он формулирует, что эти три участника вправе требовать друг от друга.
Тема стандартов в российском образовании относительно молодая: актуальной стала с начала 1990-х, когда школа перестала быть единой, начали внедряться разные методики преподавания, которые все равно нужно было привести к общему знаменателю, — общество должно было получить образованного человека.
Действующий пока стандарт первого поколения определял тот минимум, который должно дать школьное образование. Готовящийся стандарт второго поколения задает три группы требований:


1-я — к процессу обучения (примерная образовательная программа, на основе которой каждая школа разрабатывает уже свою программу);
2-я — к условиям обучения (оснащенность, площади, санитарные требования, квалификация педагогов, финансирование);
3-я — к результатам и достижениям учащихся, причем «надпредметным», не завязанным на знании только одного предмета.

Проект ФГОСа (10 — 11-й классы)

Предметы делятся на обязательные и по выбору.

Обязательные (или общие, т. к. их изучают все) — ОБЖ, физкультура, курс «Россия в мире». Плюс так называемый индивидуальный научный проект.
Предметы разделены на шесть групп.
I — русский язык и литература; родной язык и литература.
II — иностранные языки.
III — математика и информатика.
IV — общественные науки.
V — естественные науки.
VI — искусство или предмет по выбору.

В каждой группе ученик должен выбрать 1 — 2 предмета (в «общественных науках» и «естественных науках» можно выбрать 3). Их он будет изучать, по своему усмотрению, либо на минимальном уровне (интегрированный курс, когда совмещены несколько предметов), на среднем (базовый уровень) или углубленном (профильный уровень). Количество «профильных» предметов не должно превышать четырех. Школа сама разрабатывает программу, выбирая, какие предметы давать углубленно.
Из госбюджета оплачиваются и обязательные предметы, и те, что по выбору, — но в целом в «бесплатной корзине» ученика должно быть не больше 10 — 11 предметов. Это 36 часов в неделю, как, собственно, и сейчас.

↑ Наверх