Газета выходит с октября 1917 года Sunday 9 августа 2020

Блохин погиб, но дальнейшая его судьба неизвестна

Трамвайный парк на Большой Посадской улице — один из старейших в Петербурге. В его истории было немало любопытных и славных страниц. К первым можно отнести ту, что в октябре 1917 года на трамвае Петроградского парка добирался до Смольного Ленин. Он не смог переехать через Литейный мост, потому что вагон свернул в парк.

Трамвайный парк на Большой Посадской улице — один из старейших в Петербурге. В апреле прошлого года ему исполнилось сто лет. В его истории было немало любопытных и славных страниц. К первым можно отнести ту, что в октябре 1917 года на трамвае Петроградского парка добирался до Смольного Ленин. Он не смог переехать через Литейный мост, потому что вагон свернул в парк.

 

 

Столетний трамвайный парк имени Блохина уже давно стал памятником — не только промышленной архитектуры, но и истории нашего города и нашей страны. Одну из страничек этой истории и отражает мемориальная доска с несколько путаными сведениями о судьбе пламенного революционера, чье имя было присвоено парку решением Ленсовета.

 

К славным страницам помимо тяжелых блокадных будней, когда все трамвайщики героически обеспечивали перевозку пассажиров и грузов по городу, относится и весьма мирный факт — создание в трампарке в 1934 году Ленинградского хора «блохинцев».

Впрочем, фактов боевой и трудовой славы у трампарка хватает, однако для того, чтобы о них узнать, надо посетить музей, раскрыть книги.

На самом же административном здании парка установлены две мемориальные доски. Одна посвящена подвигу трамвайщиков блокадного Ленинграда, а вторая рассказывает о том, в честь кого назван трампарк, который, несмотря на снятие имени в 1995 году, в народе и профессиональной среде всё равно называют Блохой.

Вчитаемся:

«Трамвайный парк имени Константина Никитича Блохина. Уроженец Рязанской губ. Поступил на Г. Ж. Д. 17/5 1914 г. вагоновожатым. Член Р. К. П.(б) с 1914 г. Все время вел революционную работу.

4-го января 1917 года арестован во время заседания революционного кружка за Нарвской заставой. В Февральскую революцию освобожден из Крестов. Выбран от парка в Совет рабочих и солдатских депутатов. Член коллегиального совета и секретарь его. В мае 1919 г. мобилизован и распоряжением Р. В. С. Р. направлен в Одессу. В августе 1919 г. во время наступления Деникина на Одессу окруженные бандами белогвардейцев части Красной армии, а с ними и т. Блохин, гибнут с оружием в руках, взятые в плен зверски потоплены в Черном море. Судьба т. Блохина неизвестна».

 


Выпад в отношении белогвардейцев объясним: памятная доска устанавливалась в 1929 — 1930 годах, когда любой противник был бандитом и поступал «зверски». Обратим внимание на последнее предложение: «Судьба т. Блохина неизвестна». Это при том, что перед этим ясно сказано, что красноармейцы, в том числе и Константин Никитич, погибли.

 

 


Останься он в живых, вряд ли в течение десяти лет, прошедших после тех драматических событий, Блохин не проявил бы себя. Он-то, большевик со стажем!

Чем руководствовался неизвестный автор текста и те, кто его утверждал перед тем, как закрепить мемориальную доску на доме № 24 по Большой Посадской улице? Вот уж действительно неизвестно.

Зато сегодня эта доска является единственной в городе мемориальной доской с нелепым текстом.

Фото Натальи ЧАЙКИ

 

↑ Наверх