Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 18 декабря 2018

Евгения Гороховская: Человек не должен быть диким!

Корреспондент «ВП» Антонина Ростовская встретилась с известной певицей накануне юбилея, чтобы узнать секрет творческого долголетия.

Корреспондент «ВП» Антонина Ростовская встретилась с известной певицей накануне юбилея, чтобы узнать секрет творческого долголетия.

Сегодня в Малом зале им. А. К. Глазунова состоится юбилейный вечер народной артистки России, обладательницы красивейшего и глубокого меццо-сопрано профессора Санкт-Петербургской консерватории Евгении Станиславовны Гороховской. В этот вечер любимого наставника поздравят ее лучшие ученики, спев в ее честь.

Евгения Гороховская ждет этого с нетерпением, естественно, волнуется. Не сетует, что ее «великие певцы» (Марианна Тарасова, Екатерина Семенчук, Елена Жидкова) из-за гастролей не смогут принять участие в концерте. Ведь в нем примут участие замечательные студенты — Екатерина Морозова, Анна Бархатова, Анна Евтушенко.

— Евгения Станиславовна, как и чем можно сейчас выделиться из огромного числа вокалистов, чтобы стать звездой?

— Мне трудно говорить о звездах, я вообще никак не воспринимаю это слово. Надо трудиться, но без фанатизма. Мои выпускники ищут себе работу за рубежом, хотя кое-кому удается и здесь оставаться. Марина Пинчук, например, окончившая Консерваторию два года назад, работает в Михайловском театре. Там и я в свое время работала. Она очень довольна! А остальные девочки нашли работу за рубежом, иногда совмещая ее с работой в Мариинском театре. Пока есть только надежда, что что-то будет меняться в лучшую сторону в нашей культуре, в театрах...

— В Северной столице ведь не так мало театров?


— Все упирается в деньги, зарплаты весьма небольшие, особенно на периферии. Мариинский, Большой театр — это другое дело. Но в провинциях — ничего не заработать.

— Что могут сделать ваши студенты, пока эта ситуация не поменялась?

— Сейчас у нас очень мало говорят о труде. Может быть, я не скажу ничего нового, но трудиться нужно! Труд занимает твое время, голову, мысли. Отдавать свою жизнь труду — это великое дело. Время ведь летит очень быстро! Я буквально оглянулась, а все уже прошло! Хотя мое имя не сходило с афиш нашего города 25 лет! Мое желание трудиться зажигала потрясающая женщина Ирина Головнева: «Женечка! У меня есть подарок для тебя! Ноты!»

— Чем вы живете?

— На протяжении 25 лет я занимаюсь вокальной педагогикой в Консерватории, особенно плотно последние 10 лет. Я чувствую себя нужной. Все знания, которые я приобрела в Малом оперном театре (ныне Михайловском), в Мариинском, я передаю своим студентам, готовлю профессионалов. В драматические театры не хожу, постановки там довольно странные, к ним у меня душа не лежит — духовности в них нет. Нравятся постановки Василия Бархатова, Юрия Александрова. Недавно мне подарили книгу Омара Хайяма с богатейшими иллюстрациями, я ее с удовольствием читаю.

— Красота — дело серьезное. А мода?

— К моде я отношусь очень серьезно, но я — не модница, люблю простые классические вещи. Платья мне шил всегда театр, в то время были замечательные мастера! Я всегда любила зелено-золотые, оранжевые, красные, фиолетовые цвета.

— Вы всегда были стройной, как берегли фигуру?

— До 50 лет я действительно была очень стройной, считалась в театре одной их самых худеньких оперных певиц. А сейчас уже другая фигура, но, как говорят, «не от котлет, а от лет». Но я никогда специально не худела, надо сказать, что и сладости особенно никогда не любила.

— Что для вас счастье сегодня?

— То, что я общаюсь со своими студентами, то, что я работаю, живу, существую.

— Ваши любимые партнеры на сцене?

— Кравцов, Романчак, Морозов, Филатова, Богачева, Образцова. Это Солисты с большой буквы, они вложили в свое дело огромный труд, люди от Бога, перед ними надо благоговеть.

— Были ли у вас соперницы?

— Я не знаю этого слова, как и не знаю ничего о зависти. Это чужие для меня слова.

— Эти слова довольно часто теперь говорятся, особенно в связи с работой в театре...

— Потому что, когда нашу страну опрокинули в другую сторону, люди деградировали, стали более жадными, не сочувствующими. Это все пройдет, духовность должна победить.

— На Западе духовность выше?

— Нет! Там людьми движет работа и деньги. Это тоже не должно затмевать человеческий разум.

— Какие взаимоотношения с Петербургом?

— Я ведь из Львова! Когда приехала в Петербург, мне не было и 21 года. Меня все удивляло и поражало: реки, набережные. Я жила на улице Халтурина, теперь это Миллионная улица. Я боготворила этот город, Марсово поле, Летний и Михайловский сады! И я очень переживаю из-за того, что сейчас происходит в городе: снимают красивейшие дома, появляются странные новоделы. На классические дома водружают что-то невообразимое! Это оскорбляет и обижает!

— Что вы думаете о нынешней эстраде?

— Это безобразие, которое рекой льется на наши головы. Дешевое, фанерное, несерьезное, некрасивое, я не могу слушать это. Меня раздражают темы,  кривлянье над нашим бытом, армией, над нашей леностью. Этому должен прийти конец.

— А опера помогает современному человеку?


— А как же жить, если не будет высокого искусства, высокого слова?! Архитектура, рисование, лепка, проза, стихи! А зачем человеку жить без этой духовности, которая воспитывает нас? Человек не должен быть диким!

— Сейчас появился проект «Опера на большом экране». Все желающие могут прийти и посмотреть трансляцию из лучших оперных театров мира…


— Это хорошо, здорово! Классика пробивает себе путь! Пусть даже во время этого молодежь ест свой корм или как там... попкорм?


Редакция «Вечернего Петербурга» поздравляет замечательную певицу с юбилеем и желает ей многая лета и творческого вдохновения.

↑ Наверх