Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 20 октября 2020

К вам приедет «шевроле» — нам не надо в феврале

В социальном такси забывают челюсть, а в обычном ездят на переменке в «Макдоналдс»

— У нас половина водителей — бывшие руководители, — сообщили «Вечернему Петербургу» в одном из таксомоторных предприятий города.

А мы-то думали — это легенда. О безработных менеджерах, занявшихся извозом в глобальный кризис, которому сейчас как раз стукнул год.

«Белые воротнички» пересели за баранку

— Отнюдь не легенда, — подтвердила Вера Александрова, начальник диспетчерской службы таксопарка на Ржевке. — Они с зимы к нам потянулись. После Нового года потеряли работу, пробовали вначале «бомбить» по ночам на своих машинах. Однако менеджеры знают, что такое разделение труда. Поняли: самим, без диспетчера, не заработать. Весной приток бывших руководителей принял уже массовый характер. Тридцатилетние полагают, это временный вариант, они ищут и порой находят другую работу. А кто постарше, после сорока, — остаются.



Для таксопарков и для новоиспеченных таксистов подспорьем в кризис стало участие в социальных программах города. Еще в 2006 году в Петербурге был принят местный закон о «социальном такси». По нему город выплачивает перевозчикам 90 процентов от стоимости проезда инвалидов к социально значимым объектам.

— Сам инвалид платит за поездку не много, свои 10 процентов, это от 30 до 150 рублей, — подсчитывает Вера Александрова. — В заказ входит доставка пассажира до объекта — допустим, до больницы, — затем время ожидания, провоз обратно. И помогать приходится. Коляску спустить, иногда пассажира на руках перенести. Если это здоровый парень-афганец без ног, то и соседи помогают. Возим в больницы, собесы, в музеи. Детей-инвалидов в садик, в школу. Детишек особенно жалко.

По этому поводу новые водители таксопарка отличились: порой вовсе не брали наличную плату с пассажира. Ну неудобно им было смотреть, как мама больного ребенка или немощная старушка отсчитывают десятки из кошелька. Им проще было не брать эти 30 рублей. Однако водителей призвали к порядку…

Кризис привычек не изменил

— С пожилыми пассажирами работать тяжелее всего, — делится спецификой перевозок начальница диспетчеров. — Забывают, что вызвали, не помнят, куда ехать, ждать их там назад или не ждать. Делаешь отзвон по заявке: «К вам едет «шевроле». — «Как это, милая, в феврале? Мне сейчас надо!» Столько курьезов с клиентами!

Самые забавные курьезы для водителей — это забытые клиентами вещи. Перчатки, мобильники, сумки, зонтики, ноутбуки, детские ботиночки — вещи привычные и понятные. Но есть непостижимые. Например, оставленное одной дамой платье — зачем-то она его сняла, сев в такси. Или утерянная пассажиром вставная челюсть.

— Это самое занятное, что у нас в последнее время было, — улыбаются девушки из диспетчерской. — Один клиент вызвал машину проехаться по тем местам, где его вчера возили. На пятом или четвертом месте челюсть нашли!

Кризис не изменил привычек пассажиров, говорят в таксопарке:

— Как отдыхали в городе по пятницам и субботам, так и отдыхают. И по салонам красоты меньше не ездят, — рассказывает студентка Анна Бузакина, уже два года подрабатывающая диспетчером. — В четыре утра едет моя любимая золотая молодежь, как мы ее называем. В сауны. В клубы, дорогие и пафосные. Не обязательно в выходные, тут заказывали машину в сауну ночью во вторник. Самая большая загадка для меня — ночью ездят из школ и из детских садиков. Ой, а только что сильно было: дети на переменке в «Макдоналдс» ездили из школы!

В каждой смене среди диспетчеров есть англоговорящий сотрудник. У остальных над рабочим местом висит инструкция, как обращаться с клиентами-иностранцами. Сказать «one moment, please» и переключить на знатока языков. Обеспечить иностранного пассажира водителем с хорошим английским — теперь не проблема. Ведь у половины шоферов такси — высшее образование, а у некоторых и ученая степень.

Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх