Газета выходит с октября 1917 года Saturday 25 мая 2019

Леонид Лейкин: В «Дю Солей» жил как в золотой клетке

Скоро в Театре «Лицедеи» — премьера. Спектакль называется «Летите и пилите». В главной роли — знаменитый клоун Леонид Лейкин. Наш обозреватель встретился с артистом и задал ему несколько вопросов.

Скоро в Театре «Лицедеи» — премьера. Спектакль называется «Летите и пилите». В главной роли — знаменитый клоун Леонид Лейкин. Наш обозреватель встретился с артистом и задал ему несколько вопросов.

Клоунский «Аватар»

— Леонид, как возникла идея постановки?

— Зрители часто спрашивают: что для вас — театр, как вы придумываете свои номера, что помогает вам каждый раз выходить на сцену. «Летите и пилите» должен ответить на все эти вопросы. Когда у «Лицедеев» появилось свое здание, мы сразу задумали новую постановку, но работу над ней все время откладывали.

— А что ускорило процесс?

— Приехали европейские телевизионщики снимать постановку Мариинского театра в 3D. Предложили и нам — бесплатно! Появился стимул, и мы срочно, за неделю, придумали «Летите и пилите». Теперь спектакль можно будет увидеть в объемном изображении. Настоящий клоунский «Аватар» (смеется).

— Расскажите, как это будет.

— Разрушаем знаменитую «четвертую стену». На сцене будет зеркало — зеркало души. Зрители увидят 25 различных образов. Спектакль состоит из известных номеров, но мы нашли интересные связки, и действие воспринимается совершенно по-новому. Согласно нашей задумке зритель будто бы окажется за кулисами театра — увидит, как актеры готовятся к выходу на сцену, гримируются, переодеваются. Впервые в жизни на сцене я буду говорить — рассказывать истории из жизни. Антон Адасинский уже видел — он редко хвалит — и сказал, что дважды плакал. Я считаю, что заставить плакать труднее, чем смеяться. А смех сквозь слезы — вообще запредельно.

— Почему такое название — «Летите и пилите»?

— Между прочим, название появилось почти сразу, мы еще иностранцам его смысл объясняли. Это фраза из нашего очень известного номера, мы решили вынести ее в название, поскольку она удачно передает наши ощущения — смесь возвышенного, творческого с приземленным, обыденным. На сцене будет находиться деревянное крыло, которое каждый сможет распилить. А еще будет висеть небольшая фотография Вячеслава Полунина, без которого ни меня, ни «Лицедеев» не было бы. Спектакль посвящается ему.

Учитель и друг

— Вячеслав знает о том, что спектакль посвящен ему?

— Да, когда я звонил и поздравлял его с шестидесятилетием — сообщил ему об этом. Он был растроган.

— Как вы познакомились с Полуниным?


— Я работал осветителем в Мюзик-холле, и, когда там выступал Вячеслав, кто-то рассказал ему про меня — что, мол, наш Леня все делает намного смешнее. Для Полунина это был вызов, и он заявил: «Приведите его ко мне, поднимите мне веки». Очевидно, я ему понравился, потому что он взял меня и в школу «Лицедеев», и впоследствии в театр. Считаю Полунина своим учителем и другом.

— Когда родился ваш знаменитый совместный номер?

— Это были мои первые шаги в театре. Полунину очень нравилось, как я смешно говорил «ай-ай-ай», и он придумал номер. Говорит: «Я дам тебе микрофон, а ты за сценой будешь свое «ай-ай-ай» выдавать, когда я что-нибудь «запрещенное» делать буду». Я отвечаю: «Получается, меня никто на сцене не увидит? Как же меня узнают?» — «Хорошо, — говорит Полунин. — Ты за мной по сцене будешь ходить и то же самое говорить». И вот это наш номер «Низзя» принес нам невероятный успех.

Контракт очень сковывал


— Благодаря этому номеру вас пригласили в знаменитый канадский «Цирк дю Солей»?

— Думаю, да: ведь «ай-ай-ай» — выражение интернациональное, перевода не требующее. Очень удобно с таким клоуном работать. А «Цирк дю Солей» ищет таланты по всему миру.

— Престижно работать в таком цирке?

— Это наиболее яркое шоу в мире. Причем для нас это цирк необычный — там нет животных, ставка сделана совсем на другое: грандиозные декорации, живая музыка, потрясающие жонглеры, акробаты, клоуны. По стилистике они довольно близки к «Лицедеям» — там тоже в основе действия лежит какая-нибудь глубокая философская идея. Но масштаб, конечно, несопоставим. У них это бизнес, в который вкладываются миллионы. Соответственно, они отдачу и получают, добились славы самого лучшего цирка в мире. А еще там потрясающе относятся к артистам — уважительно, заботливо, пылинки с них сдувают.

— Почему же вы после десяти лет работы в Лас-Вегасе вернулись в Россию?

— Я все время говорю, что жил в золотой клетке. Золотой, но все-таки клетке. Был дом, два автомобиля, достойная зарплата, но счастливым, свободным я себя не чувствовал. Меня сковывали условия контракта. Для многих это прекрасно: все четко прописано — два дня выходных, по два спектакля в день, 44 минуты на сцене, и никаких сюрпризов — выходишь из дома в одно время, приходишь — тоже. Но это же клетка! Никакой импровизации — номер должен быть каждый раз точно таким же, как всегда, ничего нового не придумаешь. А для меня это — как без воздуха жить.

— Это было разочарование?

— Прежде всего — я думал, что имя себе там сделаю: Леонид Лейкин в «Цирке дю Солей»! Ничего подобного. У них там главная звезда — сам «Цирк дю Солей», и уже мелким почерком где-то там среди всех и я находился. Нет, это, конечно, ценнейшая школа, но имя сделать там трудно. Хотя, наверно, все крупные голливудские знаменитости со мной после спектакля встречались, повторяли: «Ай-ай-ай», «Ай-ай-ай». Нравилось им очень, но вряд ли они бы вспомнили на следующий день мое имя, хотя многие даже предлагали поработать вместе.

— Какие-то конкретные заманчивые предложения были?

— Например, «Фольксваген» хотел сделать меня лицом компании. Оригинальное решение! Не раз даже из Голливуда приезжали, приглашали сниматься. Но я помнил: работаю по контракту с «Цирком дю Солей» и нарушать его не могу.

А в России лучше…

— Быть может, на ваше решение вернуться повлияло то, что здесь театр открылся, создали ваш «именной» «Лейкин-клуб»?

— «Уголок Дю СоЛейкин», как я его называю? Нет, это уже после моего приезда произошло, хотя я знал, конечно, что здание будет. Нет, Америка — прекрасная страна, но не всем россиянам она подходит. Благополучие меня лично засасывает. И потом: по полгода жара в Лас-Вегасе стояла невыносимая, из дома не выйти. Вокруг — пустыня, делать в свободное время по сути нечего. Играть? Но с моим азартом можно всех средств к существованию лишиться.

— Получается, в России лучше?

— Для меня — да. Поближе к родителям — они у меня уже старенькие, помогать им надо. Да еще и возможности для творчества, общение, клоунские фестивали.

— Времена и люди изменились?

— Я бы так не сказал. Хотя — наши зрители просто так смеяться не будут, им какая-то идея нужна. В отличие от американцев, которые не углубляются в смысл постановки: смеются над тем, что им понятно, в суть вопроса не вникая.

— Не наступил ли сейчас кризис клоунского жанра?

— У любого искусства бывают взлеты и падения. Жизнь ведь «полосатая». Появится яркая креативная личность — и будет новый всплеск.

— Вы планируете что-нибудь интересное?

— Вот будет у нас спектакль «Аклабыр». Это «рыбалка» наоборот. Ловить будем не только рыбу, но и звезды с неба. На сцене будем уху варить. К концу постановки угостим зрителей.


Беседовал Дмитрий ЛЮБАРСКИЙ



ДОСЬЕ

Лейкин Леонид Владимирович.

Родился 23 июня 1961 года. Знаменитый клоун Ай-ай-ай Театра «Лицедеи» Вячеслава Полунина. В «Лицедеи» пришел осветителем, потом стал ведущим артистом и художественным руководителем, сменив Полунина. Впервые вышел на сцену, когда срочно потребовалось заменить заболевшего артиста. Сотрудничал с группой Сергея Курёхина «Поп-механика». Был артистом знаменитого канадского «Цирка дю Солей», жил и работал в Лас-Вегасе.

↑ Наверх