Газета выходит с октября 1917 года Sunday 20 октября 2019

НАШИ ПРАВА: Свобода на мнение, запрет на вранье

Впервые за все годы существования закона о СМИ высший судебный орган страны решился дать разъяснение тому, как следует его применять. Теперь это толкование стало обязательным для всех.

Впервые за все годы существования закона о СМИ высший судебный орган страны решился дать разъяснение тому, как следует его применять. Теперь это толкование стало обязательным для всех.

При этом — опять-таки впервые — подготовительная работа над документом велась с участием журналистского сообщества. Это позволило снять наиболее одиозные толкования, которых требовали от судей и законодателей ярые противники свободного доступа граждан к общественно значимой информации. Однако и журналистская вольница, которая позволяла отдельным хорошо оплачиваемым журналистам публично издеваться над своими «героями» — нередко по заказу, — получила некоторый окорот.

Учитывая важность закона о СМИ и его официальных толкований для жизни всего нашего общества, очередной выпуск приложения «Наши права» мы посвящаем именно постановлению пленума ВС РФ от 15 июня 2010 г. № 16 «О практике применения судами Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации».


Граждане имеют право на свободный доступ к общественно значимой информации.


Во зло — не употреблять

В длинной преамбуле пленум Верховного суда РФ напоминает всем судьям страны о базовых положениях, которые судейское сообщество нередко забывает под давлением местных и федеральных властей. А именно — о Конституции РФ, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и еще трех международных договорах, которые Россия подписала и ратифицировала. А также еще о 12 законах РФ, которые — помимо закона о СМИ — так или иначе регулируют свободу слова в России.

Кроме права на поиск, получение и распространение информации совокупность всех этих нормативных документов еще и гарантирует журналисту — равно как и «обычному» человеку — право на мнение и запрет на вранье. Кстати, отказ журналистам в праве на собственное мнение по тем вопросам, о которых он пишет, — к сожалению, визитная карточка СМИ. Причем не только российских. Мол, информацию собирать и распространять — пожалуйста, но дальше — ни-ни. «Судить» не имеют права. Сразу вспоминается молчалинское «как можно сметь свое суждение иметь»...

Что ж, Верховный суд РФ настоятельно указал всем нижестоящим судебным органам (и органам власти на местах, и редакторам и учредителям СМИ), что нарушать право на мнение — чревато. Не говоря уж о цензуре. Однако и свободой СМИ злоупотреблять запрещено.

Пленум еще раз напомнил об особых обязанностях и ответственности журналиста перед обществом и государством. И о том, что любые ограничения деятельности журналиста могут быть установлены только федеральным законом — например, при ЧС или военном положении. Никакие нормативные документы региона, мэрии или какой-либо иной организации при этом во внимание не принимаются — в том числе правила аккредитации.

Цитировать — дословно и в контексте

Конфликты СМИ и власти нередко доходят до рассмотрения дел в судах различных инстанций. При этом суды, к великому сожалению, все чаще берут сторону отнюдь не прессы. Разумеется, далеко не все журналисты у нас белые и пушистые, но надо все же и совесть иметь! А также основываться при вынесении суждений только на нормах законодательства.

Так, закон о СМИ освобождает журналиста и редакцию от ответственности за распространенную информацию, если она является дословным цитированием фрагментов выступлений выборного представителя власти или другого СМИ. Казалось бы, норма вполне однозначная. Однако и она, как выяснилось, допускает массу толкований.

В результате пленум ВС вынужден был разъяснить, что понимается под дословным цитированием. Относится это только к лицам «при должности» при их официальных выступлениях, если они уполномочены представлять тот или иной орган перед СМИ и гражданами.
Цитата из слов рядового клерка или лица, находящегося «не при исполнении», не освобождает СМИ от ответственности за их содержание. Ведь при этом должностное лицо не было уполномочено на официальное выступление и выражало лишь свою собственную точку зрения.

Кроме того, при цитировании журналист обязан придерживаться общего контекста цитируемого выступления или сообщения СМИ. А то ведь бывает, слова приведены точно, но смысл им придан прямо противоположный. Доказывать достоверность цитаты обязано СМИ.

Кроме того, нельзя привлечь издание к ответственности и в том случае, если опубликованный материал основан на сообщении информагентства.

Интернет — не радио и не ТВ


Впервые в России Верховный суд разъяснил, как следует относиться к интернет-СМИ. Общая позиция политического истеблишмента России по отношению к интернет-изданиям так и не выработана. Одни считают, что абсолютно все сайты, размещающие ту или иную информацию, надо признавать СМИ — со всеми вытекающими последствиями, включая необходимость их регистрации. Другие заявляют, что это бред и интернет-издания под контроль не удастся поставить никому и никогда. Попытки принять хоть какой-то нормативный документ по этому вопросу успешно проваливаются вот уже четыре года. Однако делать что-то надо. И ВС разъяснил, как следует применять закон о СМИ к такому типу изданий, несмотря на то что в России их и в помине не было, когда этот закон появился на свет.

Для начала ВС признал, что на интернет-СМИ не действуют правила, установленные законом о СМИ для радио- и телепрограмм. Ведь сама по себе продукция СМИ в Интернете отсутствует. Нет тиража, отдельного выпуска — как на радио или ТВ, нет даже распространения как такового, так как доступ к сайтам любое лицо может иметь по собственной воле из любого места и в любое время при наличии соответствующих устройств и возможности подключения к сети. Автор или хозяин сайта не может заранее проконтролировать, сколько у него будет посетителей.

Между тем в законах РФ регистрация СМИ поставлена в зависимость от распространения продукции СМИ. Следствие:

Раз в сети Интернет отсутствует продукция СМИ, сайты в сети Интернет не подлежат обязательной регистрации как средства массовой информации.

Это означает, что привлечь к суду интернетчиков за распространение незарегистрированного СМИ невозможно.

А как же в таком случае наказывать их за ложь, клевету или оскорбления? По мнению суда — как угодно, с применением общих норм законодательства РФ — скажем, соответствующих статей Гражданского кодекса. Но никак не по закону о СМИ.

Но если «сетевики» сами захотят зарегистрировать интернет-издание — имеют на то полное право. Верховный суд указал: свобода массовой информации включает в себя право любого лица учредить средство массовой информации в любой не запрещенной законом форме. Создание сайтов в сети Интернет и использование их для периодического распространения массовой информации законодательством не запрещено. Следовательно, регистрирующий орган не вправе отказать в регистрации интернет-сайта в качестве СМИ, если его учредитель того захочет. В качестве выходных данных интернет-СМИ обязаны указывать зарегистрировавший их орган и регистрационный номер.

ВС решил и еще один спорный вопрос. Так как в Интернете не используются технические средства эфирного, проводного или кабельного телерадиовещания, при распространении СМИ через сайты лицензия не требуется.

Как быть со скрытой камерой?

Закон о СМИ защищает право граждан на охрану их частной жизни — в том числе от внимания СМИ. Так, в статье 49-й предусмотрен запрет на распространение в СМИ сведений о личной жизни граждан, если нет на то их согласия. Казалось бы, это исключает использование в СМИ материалов скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки. Однако ВС РФ напомнил, что этот запрет снимается, если публикация скрытых данных необходима для защиты общественных интересов.

То же самое относится к изображению гражданина. Публиковать фото и видео можно только с его согласия. Но опять-таки такого согласия не требуется, в частности, когда использование изображения осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.

При этом СМИ вправе сообщать любые факты о публичных лицах — в том числе чиновниках. И не вправе делать то же в отношении лиц, не занимающихся какой-либо публичной деятельностью.


Печатные СМИ контролировать легче всего.


Форумам — поблажка

В России уже было несколько громких дел, когда суды привлекали блогеров или интернет-СМИ к ответственности за содержание комментариев на форумах. ВС и здесь поставил точку.

Если на сайте, зарегистрированном как СМИ, комментарии читателей размещаются без предварительного редактирования, к ним следует применять правила для авторских произведений, идущих в эфир без предварительной записи.

Редакция интернет-СМИ вправе удалить комментарии с сайта или отредактировать лишь в том случае, если получила обращение уполномоченного государственного органа, установившего факт злоупотребления в них свободой массовой информации. Заметьте, вправе — но не обязана. Однако в этом случае разбирательство переносится уже в суд.

Реклама и Сеть

Правила распространения рекламы на радио и ТВ к интернет-СМИ не применяются. В законах о СМИ и о рекламе об этом, естественно, ни слова. Но толкование пленума ВС в нашей стране имеет силу закона и должно быть принято во внимание всеми судами страны. Однако интернет-изданиям не удастся отвертеться от общих правил распространения рекламы в СМИ, установленных законом о рекламе. Следовательно, интернет-издания отвечают за достоверность рекламы, за наличие лицензий и сертификатов у рекламируемых товаров, и так далее. Об этом нелишне помнить тем блогерам и СМИ, которые активно продвигают через сеть те или иные товары. Например, БАДы.

Нотариус поможет


При рассмотрении дел о распространении информации в Интернете судам приходится тяжко. А уж гражданам, которые пытаются защитить себя, — тем более. Ведь сайт — продукт эфемерный. Сегодня там есть что-то для вас важное или оскорбительное, завтра — ищи ветра в поле! Как доказать, что недостоверная информация действительно была распространена, если ее к началу суда уже давно удалили?

Что ж, гражданам придется в таких случаях использовать несколько нетривиальные способы. Один из них подсказал Верховный суд: привлекать... нотариусов. Правда, закон о нотариате запрещает использовать нотариусов для обеспечения доказательств по делам, которые уже приняты к производству в суде. Но...

Гражданин вполне вправе прибегнуть к помощи нотариуса, если дело до суда еще не дошло.

Следовательно, если вы хотите призвать к ответу злобного блогера или зарегистрированное интернет-издание, первое, что нужно сделать, — нанести визит к нотариусу. Именно нотариус может удостоверить факт распространения в Интернете сведений, которые вы хотите опровергнуть или оспорить, он вправе официально зафиксировать содержание сайта в сети Интернет по состоянию на определенный момент времени. И только после этого следует подавать заявление в суд.

Нет цензуре

Про то, что цензура у нас запрещена, знают все. Про то, что цензура у нас имеется, — рассуждают все кому не лень. Верховный суд дал определение цензуре, которое может внести ясность в этот вопрос.

Цензурой признается «требование от редакции СМИ со стороны должностных лиц, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы, а равно налагать запрет на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей».

Эти действия — запрещены. Даже интервью — и то согласовывать не нужно. Это право журналиста, а не его обязанность. Правда, собеседник в таком случае может откреститься от собственных слов — мол, я этого не говорил. Но на то есть аудио- и видеозапись. Сгодятся и показания свидетелей. А вот искажать слова собеседника — запрещено. Даже в том случае, если на их основе журналист создает свое собственное произведение.

В общем, чиновники требовать согласований не вправе. А вот редактор, если захочет, может заставить своего журналиста согласовать с «источником» любой текст. Ведь редактор — это лицо, которое несет ответственность за соответствие закону всех публикаций своего издания. Следовательно, он вправе перестраховываться когда только захочет. Согласование по просьбе редакции цензурой не является. При этом учредитель настаивать на согласовании вправе только в том случае, если это записано в уставе СМИ. Даже если учредителем является орган власти.

Исключением из запрета на цензуру являются нормы, обеспечивающие временное ее введение в условиях чрезвычайного или военного положения. Пример: во время боев в Чечне определенная цензура на сообщения была — и была она вполне оправданной, но... незаконной. Ведь ни военное положение, ни режим ЧС там не вводились.

Семь дней и полтора месяца

СМИ всегда заинтересованы в оперативном получении информации. Закон о СМИ дает журналистам и редакциям право получить ее путем запроса в любые органы власти. В отличие от общего порядка ответов на запросы граждан, власти должны реагировать на запрос СМИ гораздо оперативнее — в семидневный срок. ВС РФ еще раз указал на это всем причастным к информированию граждан органам. Требование указывать цель запроса — незаконно. Нужно, и все тут.

Но и здесь суд выявил существенное «но». По поводу предоставления гражданам информации есть и иные законы. Если чиновник или какая-то организация в семь дней не укладываются, в СМИ должно быть направлено уведомление с указанием даты, к которой будет предоставлена запрашиваемая информация. Увы, это положение закона о СМИ в Петербурге нарушается повсеместно. Например, нашей редакции приходится ждать ответов месяцами. Но еще ни разу мы не получали уведомления о причинах задержки и предварительной дате ответа.

Законом о СМИ не определен предельный срок отсрочки в предоставлении информации. Однако он имеется в других законах РФ. В частности, в Федеральным законе «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» указан 30-дневный срок для ответа. При этом отсрочка в предоставлении информации не может превышать пятнадцать дней сверх установленного этим законом срока. Следовательно, при желании чиновники вправе оповестить соответствующую редакцию и затянуть ответ до 45 дней.

Однако и тут не все так просто. Право на затяжку ответа на запрос возникает лишь тогда, когда чиновники действительно не в силах за семь дней дать нужную СМИ информацию. Если же СМИ считают затяжку неоправданной, они вправе обратиться... в суд. Верховный суд РФ обязал суды низших инстанций рассматривать такие заявления в ускоренном порядке.

Писать и записывать — можно

Особо ВС РФ остановился на порядке освещения в СМИ деятельности самих судов. Он еще раз напомнил всем судьям страны, что удалить прессу из зала суда они имеют право только в двух случаях: при объявлении процесса закрытым и при нарушении журналистами порядка в судебном заседании. Причем «устно» выгонять никто не вправе. Требуется вынесение мотивированного определения или постановления суда.

В ходе судебного разбирательства журналисты имеют право фиксировать события письменно или с помощью аудиозаписи. Уведомлять суд о работе диктофона, получать на это разрешение они не обязаны. Но вот применение других технических средств без разрешения суда — запрещено.

Кино- и фотосъемка, видеозапись, трансляция судебного заседания по радио и телевидению допускаются лишь с разрешения суда.


Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх