Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

Олимпийский калейдоскоп

Организаторы игр заставили спортсменов убрать любые надписи на их амуниции, радея при этом за отсутствие рекламы. Из-за этого вратарю хоккейной сборной Илье Брызгалову пришлось… заклеить лейкопластырем имена детей, нанесенные на задник его вратарской маски.

Ни поесть, ни поспать, ни детей повспоминать

Организаторы игр заставили спортсменов убрать любые надписи на их амуниции, радея при этом за отсутствие рекламы. Из-за этого вратарю хоккейной сборной Илье Брызгалову пришлось… заклеить лейкопластырем имена детей, нанесенные на задник его вратарской маски. Свою фамилию тоже нельзя писать, даже на ловушках. «Может, и на майках фамилии закрасить, — возмущаются хоккеисты, — ведь это тогда тоже реклама…»

Организацией своего быта в нашей команде тоже недовольны. В комнатах нет темных занавесей, и свет мешает спать. А уж качество еды — хуже всякой забегаловки. Мощности столовой в олимпийской деревне не хватает, приходится заказанную еду долго ждать. А из других мест брать обеды-ужины и завтраки нельзя, так как нет возможности проверить  «чужеродные» порции на допинг.

— В общем, сплошной бардак, — говорят наши ребята. Однако считают, что победить им это не помешает. В конце концов, таким вот образом мучаются все…

«Вампирам» кровь не дали

«Вампирами» и «кровососами» ласково зовут в нашей и многих других командах офицеров допинг-контроля, которые терроризируют российскую сборную в любое время дня и ночи. К нашей единственной полуфиналистке в женском лыжном спринте Наталье Коростелевой они явились сразу после четвертьфинального забега, хотели взять допинг-пробы. По правилам они имеют право это делать в любое время, когда захотят. Но выкачать из спортсменки пробирку крови за 15 минут до решающего старта — согласитесь, это подстава еще почище, чем будить россиян в шесть утра, не давая выспаться. А ведь именно так поступили с нашими ребятами перед гонкой на 15 километров!

Наталья кровь сдавать отказалась, и ее могли вообще снять с полуфинала. Однако вмешался главный тренер нашей сборной, пришлось привлечь представителей FIS. Чиновники от спорта забегали, и пробу у нее согласились взять уже после полуфинального финиша. Впрочем, эта нервотрепка явно сбила настрой на победу. В итоге в своей группе Наталья прибежала шестой и в финал не попала.

Это было, конечно, обидно, ведь она единственная из наших женщин сумела пробиться в итоговые заезды. Но даже без наших финал в спринте болельщиков не разочаровал. Потому что все те, чьи спортсмены в финальном забеге не бежали, болели за словенку Петру Майдич. Перед квалификацией она сильно разбилась на трассе. Подозревали даже перелом ребер и со скрипом согласились вообще допустить ее к стартам. Но Петра выдержала все, а ведь каждый толчок руками сопровождался дикой болью.

На финише, прибежав третьей, она вообще потеряла сознание, ее пришлось откачивать нашатырем и потом уносить на руках. Так что ее бронза потяжелее будет, чем золото норвежки Марит Бьорген.

Патриарх тоже болельщик

Накануне спринтерской гонки главному олимпийскому чиновнику России Леониду Тягачеву позвонил Патриарх Кирилл. Он попросил передать ребятам слова уверенности и веры, что Тягачев и сделал.

↑ Наверх