Газета выходит с октября 1917 года Thursday 12 декабря 2019

Отец Вадим молится не о медалях, а о спортсменах

Бывший конькобежец, а ныне священник из подмосковного Софрина посещает уже десятую олимпиаду. Правда, в Ванкувере Захаркин поддержать российских хоккеистов, видимо, не сможет: начинается Великий пост, во время которого страсти немыслимы.

На улицах Ванкувера встречаются люди, одетые в причудливые разноцветные костюмы. Аборигены — представители тех самых четырех племен, которые были допущены на церемонию открытия, — дефилируют в нарядах от кутюр, а именно дизайнера Пэм Бэйкер, которая устроила здесь персональный показ мод. Спортсмены из команд экзотических стран выделяются из толпы национальной олимпийской формой. Но и на этом фоне производит впечатление священник в рясе и с внушительным крестом: отец Вадим уже 16 лет не пропускает ни одной Олимпиады.

Вадим Захаркин из подмосковного Софрина о спорте знает не понаслышке. Батюшка — бывший конькобежец: по его словам, он в юности «неплохо проходил виражи». На церемонию открытия Олимпиады-1980 попал задолго до того, как принял постриг, став скромным священником в Мордовии (Вадим Захаркин по национальности мордвин). Очень понравилось. «На мой взгляд, церемония открытия московских игр была лучшей из всех, которые я видел, — говорит отец Вадим. — А лучшую церемонию закрытия Олимпиады я наблюдал в Атланте в 1996-м. На стадионе все братались, обнимались. А я заплакал от умиления: почувствовал, что человечество едино».

Батюшке есть с чем сравнивать: Игры в Ванкувере уже десятые по счету, на которые он ездит, — пусть и как турист.

 

Отец Вадим посещает уже десятую олимпиаду.

 


Поездки на Олимпиады у отца Вадима изобиловали драматическими поворотами, которые божьим соизволением пришлось преодолеть — как те виражи из коньковой карьеры. В Сидней священника пригласил лично митрополит австралийский и новозеландский Илларион (Капрал). В Солт-Лейк-Сити его разместил в своих апартаментах бывший президент американского общества онкологов Чарлз Смарт, мормон («мормонистская Олимпиада», как называли Игры-2002 многие американцы, Захаркину не понравилась). «В Нагано я беседовал с корреспондентом «Крисчен Сайенс Монитор». Признался, что страдаю от того, что японцы не крещены, — углубился в воспоминания батюшка. — Эта информация попала в Интернет. А оказалось — я об этом не знал, — что в Японии запрещены любые миссии. И у меня возникли трудности».

А в Лиллехаммере на Олимпийских играх-1994 российские хоккеисты даже снабжали батюшку бесплатными билетами на матчи. Отнюдь не потому, что именно хоккей — любимый вид спорта Вадима Захаркина. И даже не из уважения к сану.

«В Лиллехаммере мне удалось воодушевить российских хоккеистов, — раскрыл секрет отец Вадим. — Я не знал, что наши в групповом турнире проиграли второй матч из четырех. Помню, просто облачился в подрясник, пришел на арену и поговорил через стекло с наставником команды Виктором Тихоновым. Сказал ему: мол, прилетел простой сельский священник из Мордовии, просит, чтоб выиграли непременно. Виктор Васильевич эти слова передал хоккеистам — и наши одолели Чехию в последнем матче в группе. Вообще, считаю, нашим мастерам клюшки и шайбы не хватает духа и сплоченности — в сборной много ярких звезд, но этот вид спорта — командный».

Правда, в Ванкувере Захаркин поддержать российских хоккеистов, видимо, не сможет: начинается Великий пост, во время которого страсти немыслимы. А хоккей женский, турнир по которому на Играх стартовал на минувшей неделе, Вадим не воспринимает: «Всем известно, что в хоккей играют настоящие мужчины».

«Однажды в газете меня упрекнули: мол, отец Вадим «намолил» сборной России мало медалей, — продолжил священник. — Но мое дело — не молиться о медалях, а молиться о людях. Я всю Олимпиаду проведу в молитвах. Настоятель большого собора в Москве — всем известно, какого собора, — благословил меня в Канаде держать строгий пост».

Юрий КОВАЛЬЧУК, фото автора (Ванкувер, Канада)

↑ Наверх