Газета выходит с октября 1917 года Friday 7 августа 2020

Память Викниксора увековечили на здании «Республики ШКИД»

Память знаменитого Викниксора увековечили в Петербурге. Мемориальной доской. Ее повесили на стене той самой ШКИДы, школы-коммуны имени Ф. М. Достоевского, что на Старо-Петергофском проспекте, 19.

Память знаменитого Викниксора увековечили в Петербурге. Мемориальной доской. Ее повесили на стене той самой ШКИДы, школы-коммуны имени Ф. М. Достоевского, что на Старо-Петергофском проспекте, 19. На самом деле называлось это образовательное учреждение — Петроградский отдел народно-индивидуального воспитания им. Ф. М. Достоевского для трудновоспитуемых. И с 1920 по 1925 год руководил им не литературный Викниксор, а ученый и педагог Виктор Сорока-Росинский.

Вчера, в Международный день учителя, на Старо-Петергофский проспект пришли много людей. Благодарные ученики вспоминали личностные качества Сорока-Росинского. Современные педагоги восхищались идеями умнейшего педагога, которые совсем недавно захватили их. На поверхности лежит то, что о Викниксоре стране рассказали Белых и Пантелеев, сделав интернат «республикой». А по сути, именно Викниксор воспитал Белых и Пантелеева так, что они стали замечательными писателями.


Память о легендарной детской коммуне увековечили спустя 85 лет.


Как рассказала корреспонденту «ВП» Рива Шендерова, учившаяся в школе для девочек, где Виктор Сорока-Росинский преподавал после войны, он всегда был предан русской словесности: «Он учил нас писать грамотно. Говорить на классическом русском языке. Водил нас по городу, в музеи и интересно рассказывал обо всем, что мы видели. А на уроках тогда, 60 лет назад, использовал методики, которые сейчас почему-то считаются современными. Он преподносил нам знания через игру. Но при этом наши тройки стоили пятерок, полученных у других преподавателей».

Такие же методики применялись Сорока-Росинским и в «республике ШКИД». Трудотерапия за неимением в полуразрушенном доме производственных площадей была невозможна. Поэтому работа с трудными подростками основывалась на знаниях. И только через игру те могли выдерживать по двенадцать уроков в день, да еще брать на себя общественную нагрузку.

Интересно, что память о Сорока-Росинском нам донес молодой человек по имени Никита Полуда. Поступив в Университет им. Герцена, темой для одной из научных работ он выбрал личность Викниксора, который по мере изучения материала стал для него Виктором Сорока-Росинским. В 2007 году Никита нашел на Серафимовском кладбище могилу педагога, ничем не выделявшуюся в рядах других захоронений. Обратился за советом к маме, Ольге Полуде, которая преподает в 596-й школе. Ольга пошла к директору школы, а та направилась в муниципалитет — муниципальный округ № 65 Приморского района, где депутаты поддержали идею возведения на месте захоронения педагога красивого памятника.

Потом стало понятно, что нельзя останавливаться на благоустройстве могилы. Школа и муниципалы обратились в Смольный с предложением открыть на здании бывшей «республики ШКИД» мемориальную доску. Комитет по образованию и комитет по культуре одобрили идею. Финансовую же сторону взяла на себя компания, давно выкупившая дом на Старо-Петергофском проспекте под бизнес-центр. Она оплатила изготовление монумента. Автором стал реставратор Городского музея скульптуры Владимир Панфилов.

И вчера, после того как с мраморной плиты сорвали белую ткань, все говорили, что имя Виктора Сорока-Росинского было незаслуженно забыто. Отчасти благодаря роману Белых и Пантелеева, который Крупская и Макаренко почему-то восприняли как документальные материалы. Например, Надежда Константиновна восприняла карцер, упоминаемый в книге, всерьез, и Сорока-Росинский лишился работы. А это была игра, которую Белых и Пантелеев обострили художественным вымыслом.

Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх