Газета выходит с октября 1917 года Sunday 26 мая 2019

Петр Фадеев теперь завтракает в Петербурге

Программу «Всё сразу!» на НТВ в исполнении Петра Фадеева и Феклы Толстой мы обожали. Вставляли спички в глаза (час ночи, как-никак) — но смотрели. Потом передача исчезла. Потом Петра и Феклы не стало и на радио «Маяк». И нам взгрустнулось. И вдруг — обнаруживаем Фадеева на телеканале «100ТВ». Известный телеведущий успевает ВСЁ СРАЗУ: ведет телепередачи, занимается интернетом, консультирует, пишет статьи...

Программу «Всё сразу!» на НТВ в исполнении Петра Фадеева и Феклы Толстой мы обожали. Вставляли спички в глаза (час ночи, как-никак) — но смотрели. Потом передача исчезла. Потом Петра и Феклы не стало и на радио «Маяк». И нам взгрустнулось.

И вдруг — обнаруживаем Фадеева на телеканале «100ТВ». Теперь в воскресенье мучительно продираем глаза, чтобы посмотреть его «Завтрак в Петербурге» (правда, время божеское — 11.25). Собеседники — Ульяна Лопаткина, Борис Эйфман, Елизавета Боярская, Валерий Фокин... Мы с Фадеевым встретились после записи его программы с режиссером Иосифом  Райхельгаузом.

На телевидении готовятся к концу света


— Петр, знаете, как бывает: не увидел телеведущего в привычное время на привычной кнопке, забеспокоился — куда пропал?!

— Да нет, не пропал — сейчас занимаюсь несколькими проектами. Подробностями не поделюсь — не потому, что боюсь сглазить, скорее боюсь приврать: наговорю — а вдруг не состоится.

А если в общем — то сейчас область моих интересов шире, чем телевидение. Занимаюсь Интернетом, консультационными работами — в области пиара. Пишу. На радио совсем не работаю. Но у меня никогда и не было приоритета: где интереснее — на радио, на ТВ или в газете. Интереснее там, где интересно. Может быть, поэтому я на ТВ сейчас не так активно работаю — не очень нравится то, что там происходит. Видимо, конец света наступает.

— В котором часу?


— Ну, планируется, как известно, на 2012 год. Все активно к этому готовятся, сходят с ума: смотрят программы про то, как одни люди приходят готовить еду к другим людям. Так здорово, так неожиданно! Или другой вариант: 20 человек сидят в одном помещении и периодически занимаются сношениями.

— Нет, это называется «строить отношения». Да весь мир через эти телесумасшествия прошел.

— Не прошел. Мне кажется, мир в этом состоянии подзадержался. В Америке закрылось шоу Конана О’Брайена, одного из лучших телеведущих в мире — если не лучшего. Ну, чтобы вы оценили: Ивана Урганта я считаю лучшим в своем жанре на нашем телевидении — так вот этот лучший считает лучшим О’Брайена. То, что закрылось его профессионально сделанное шоу, — диагноз тому, что происходит на мировом ТВ. Во всем мире побеждают крупные форматы: танцы на льду, танцы подо льдом, «звезды» на суше, «звезды» в суши. В тех же Штатах одно из самых популярных реалити-шоу — «The Biggest Loser». Где несколько толстяков теряют вес, и кто больше потеряет — тот молодец.

Российское телевидение не намного отстает — к тому же у нас особенность: брать худшее и приумножать.

— Вы просто констатируете? Не анализируете — почему так происходит?

— Ну говорю же: конец света скоро. Землетрясения одно за другим. А так — просто всеобщее отупение. Я не понимаю, какими нынешние 15 — 17-летние будут в 40 лет. Может, они никогда 40-летними и не станут? Причем это не брюзжание старого пердуна: мне 37 лет. А нерадостные мысли о новом поколении зародились лет в тридцать. Какие-то они все... беспомощные. Не знают, что происходит в мире, — ограничились компьютером, социальными сетями. Не приспособлены к жизни реальной — ни морально, ни физически.

— Принято считать, что юные, наоборот, — смелее, свободнее, без лишних рефлексий.

— Отсутствие рефлексии — очень плохое качество в сочетании с безграмотностью, с неумелостью. Тогда не возникает чувство опасности, вообще-то нужное чувство. У них — отсутствие боязни что-то сделать неправильно. Они не боятся писать слова с ошибками (как слышится — так и пишется, всякие там «кАровы») — и то же самое в поступках. Это нехорошее сочетание: отсутствие знаний и умений с… не знаю, как это назвать… С привычкой «не париться».

— А вы «паритесь»? Просто вы производите впечатление человека довольно легкого.

— Я — «парюсь». Просто не считаю, что это нужно всем показывать. Но вообще — я человек тяжелый, и это лучше всех знает моя жена.

— Да вы сами-то юным, 18-летним явились со сломанной рукой брать интервью к Марку Захарову. Как вас до мэтра допустили!

— А что тут такого? Сломанная рука — это ж не заразно.

— Да нет, я про другое: вы же могли по юности глупость спросить.

— А-а… Ну, то было романтическое время — лихие 90-е, постперестройка. Мне-то кажется, я неглупые вопросы задавал — а даже если глупые, то Марк Анатольевич, как очень деликатный человек, не дал мне этого понять. Тем более что у интервьюера рука сломана — помню, он мне помогал в верхнюю одежду облачаться...

Журналистике невозможно научиться

— Вот когда вам было 16 — 17 лет, вы пошли на журналистику в Университет имени Патриса Лумумбы… Кстати, почему туда?

— А даже не помню, почему так получилось. Припоминаю, что хотел переводиться в МГУ, но передумал. Но я не считаю, что, будь у меня «корочка» другого вуза, жизнь сложилась бы иначе. Больше того: вряд ли она бы изменилась, будь у меня диплом Института нефти и газа. Не я сказал: журналистике невозможно научиться. Журналистика предполагает способность замечать жизнь.

— Да, так вот: вы стали «журналистом в шоу-бизнесе». Это принципиально? Не было мечтаний: буду корреспондентом в горячей точке; буду политобозревателем…


— В горячие точки не тянуло. Почему? А трус потому что. И политическая журналистика никогда не прельщала. У нас все слишком корежится в зависимости от линии партии. Ну возьмешь ты интервью у политического деятеля, у чиновника — а его завтра снимут. А Джек Николсон — он и завтра, и послезавтра будет Джеком Николсоном.

— А и правда: вы же прямо вблизи видели этих недосягаемых — видели, какого они роста, какого оттенка цвет глаз. Кто более всех впечатлил?

— Одной из самых запоминающихся была встреча с Робином Уильямсом — потрясающий артист, потрясающий комик. Я у него брал интервью после выхода мультфильма «Делай ноги!» — знаете, про пингвинов. Уильямс озвучивал пингвина. И нас он поразил, видимо, потому, что его самого удивил вопрос. Я спросил: вот актеры берутся озвучивать животных — когда же наконец животные будут озвучивать актеров? Он такую клоунаду устроил! Показывал, как животные ведут себя как люди, как звезды. Как всякие там пингвины, жирафы, павианы, змеи дают интервью, рассуждают об «Оскаре», о политике, о Джордже Буше. Съемочная бригада — и я в том числе — просто повалилась!

Компьютером пользоваться не умею

— Петр, такая странность: вы, как говорится, медийное лицо — а про вас ничего и не известно. Голосуете ли на муниципальных выборах? Ходите ли в районную поликлинику? Любимые книги? Фильмы?

— Ха-ха, ну и хорошо, что не известно. Во-первых, во мне нет ничего достаточно выдающегося, о чем стоило бы знать народу. Во-вторых, ненавижу жанр «звезда в тапочках».

Когда в каком-нибудь журнале идут чередом фотосессии звезд в домашних условиях… У них почему-то у всех одинаковые квартиры, одинаковые евроремонты, одинаковые собаки. Ощущение, что где-то за городом есть дом, в котором они поочередно снимаются для этого журнала.

И еще ненавижу жанр «а что у вас произошло на неделе?». Обычно спрашивают какую-нибудь такую певицу, у которой одна новость: на неделе ее чау-чау сломала лапку.

Кино? Посмотрел картину братьев Коэн «Серьезный человек». Очень хороший фильм. Книги? Сейчас читаю последние на сегодня приключения Джека Ричера — персонажа современного британского детективщика Ли Чайлда. На русском эта книга пока не вышла. Что бы еще такое назвать, чтоб поумнее… Чехова недавно читал!

— Довелось вас обнаружить на сайте женского модного журнала, вы писали про мужчин и женщин…

— А-а, да-да, это было меньше года назад. Товарищи предложили вести в Интернете эту колонку. Но меня хватило месяца на три. Потом понял, что по этому вопросу я полностью высказался, — и зачем высасывать из пальца? И завершил.

Зато сейчас веду блог. Как-то делился наболевшим с одним очень уважаемым бизнесменом — а он предложил: напишите об этом.

Вот я и написал — в Живом журнале. «Аватар» как зеркало русской критики». И «Отменить 8 Марта». Вот уж чего от себя не ожидал — что стану блогером.

— Что ж тут странного?

— Я, если честно, компьютером-то пользоваться не умею. Жена помогает.

— Вы приехали в Петербург на съемки — и тут же улетаете. Такие мотания — норма?


— Я родился едва не в поезде. У мамы схватки начались. В итоге мы до роддома с мамой дотянули — но отпечаток, видимо, наложился. Я все время в передвижениях. Могу за три дня в нескольких городах работать — но могу, правда, три дня и дома лежать. У меня нет понятия «рабочая неделя»: есть работа — работаю, нет — бездельничаю. Второе люблю больше.

Беседовала Саша ШЕРОМОВА

ДОСЬЕ

Фадеев Петр Александрович родился 23 ноября 1972 года. По образованию журналист. Женат.

Телеведущий (в частности, «Все сразу!» на НТВ — и сложно назвать какую-нибудь голливудскую звезду, которая не произносила бы старательно в камеру « Vi smotritie «Vsyo srazu!»); радиоведущий (в частности, «Европа Плюс», «Маяк» — и трудно назвать наших звезд, которые в эфире не побывали).

↑ Наверх