Газета выходит с октября 1917 года Saturday 21 сентября 2019

Порвали парус, но не сдались!

В Анапе стартовал чемпионат России в олимпийских классах яхт, в котором лучшие яхтсмены Северной столицы борются за место в сборной. Между тем парус пережил очередной сезон. Флот уцелел. Яхт-клубы сохранились.

В Анапе стартовал чемпионат России в олимпийских классах яхт, в котором лучшие яхтсмены Северной столицы борются за место в сборной. Между тем парус пережил очередной сезон. Флот уцелел. Яхт-клубы сохранились. Это, пожалуй, главные итоги завершившейся на берегах Невы спортивной навигации.

 

Многие питерские яхт-клубы вели тяжелую борьбу за выживание — нередко со своими собственниками. Яхт-клуб ВМФ под натиском владельцев из Министерства обороны России устоял чудом — говорят, спас его сам Владимир Путин.

 

 


Золотой пляж оказался «золотым»

По мнению бывшего президента Санкт-Петербургского парусного союза (СППС) Владимира Логинова, многие яхт-клубы Северной столицы правильнее называть стоянками парусных судов или катеров. «Взять, например, Морской яхт-клуб на набережной Мартынова, 92. Парусная школа там фактически отсутствует, работа с молодежью если и ведется, то слабо, — считает Владимир Ильич. — В этом отношении даже яхт-клуб «Франкарди», который размещается на той же территории, больший яхт-клуб, чем Морской». Схожая ситуация, по мнению Логинова, сложилась и в яхт-клубе «Ленинградец» на острове Декабристов: яхтсмены там забыли, что такое парусные гонки.

Определенные надежды связывались с открытием в Зеленогорске нового яхт-клуба «Терийоки», который принимал соревнования Международной балтийской регаты и Открытого чемпионата России в яхтенном классе «Дракон». Однако классных экипажей, стабильно выступающих хотя бы в город-ских регатах, там не появилось. Два года, разумеется, маленький срок, но...

«Работа в этом клубе сведена практически на нет: земля на Золотом пляже оказалась поистине «золотой», — вздохнул бывший глава СППС. — К воде не подойти, а стоянка в «Терийоки», по моим сведениям, обойдется дороже, чем в центре Лондона».

Вторит Логинову член президиума СППС Никита Бриллиантов, который в свое время четырежды выигрывал вечёркинские соревнования в академической гребле. «В «Терийоках» нет яхтенной школы — только коммерческая стоянка, «марина», как называют это на Западе, — убежден Бриллиантов. — В этом году там, правда, организовали летний лагерь для детей. Но когда собственник вложил в проект большие средства, он, естественно, рассчитывает их вернуть. А детский парус денег не приносит».

Многие питерские яхт-клубы вели тяжелую борьбу за выживание — нередко со своими собственниками. Яхт-клуб ВМФ под натиском владельцев из Министерства обороны России устоял чудом — говорят, спас его сам Владимир Путин. Схожие проблемы испытывал и стрельнинский яхт-клуб. В прошлом году было заявлено, что база парусного флота продана новому собственнику — под гольф-клуб. Однако коллектив яхт-клуба выступил в Кубке Большой Невы-2009, заняв третье место.

«Беда» в Речном яхт-клубе

В Речной яхт-клуб в этом году тоже пришла беда (отнюдь не шхуна капитана Врунгеля).

«Профсоюзы, наши собственники, для оптимизации расходов на парусный спорт — так нам было заявлено — собрались распродать значительную часть клубного флота, — огорошил корреспондента «ВП» председатель совета капитанов Речного яхт-клуба Игорь Дементьев. — Причем в список на «приватизацию» попали почти все ведущие спортивные суда».

Правда, олимпийский флот от этого не пострадал бы. В Питере не наберется и десятка лодок олимпийских классов. И ни одной из них в Речном яхт-клубе не было.

Но зато в частные руки ушли бы 42 гоночные яхты из 68 (почти две трети флота). Экипажи некоторых яхт из списка даже выигрывали чемпионаты России.

В чьи руки? В руки их же капитанов. Потому что «коллективным лицам» (судовой команде) покупать собственность запрещено. И экипаж в подобной ситуации выпал бы «за борт».

«Оптимизация расходов» получалась странной: много лет капитаны и члены команды вкладывали свои кровные в ремонт (по словам Игоря Дементьева, профсоюзы если что-то и отстегивали на эксплуатацию «посудин», то копейки), и теперь шкиперам же предлагалось выкупать «общественную собственность» у клуба. Зато команда (10 человек и более) была бы юридически бесправной.

«Мы все это уже проходили, — вспомнил Игорь Михайлович историю приватизации флота яхт-клубов Балтийского морского пароходства (БМП) и Кировского завода, которая заканчивалась уголовными делами. — Капитаны перепродавали эти яхты третьим лицам, а команда подавала на шкиперов в суд».

К счастью, протесты яхтенной общественности возымели действие: распродажу удалось хотя бы приостановить. Даже надежда появилась, что ее не будет вовсе.

Навигацию-2009 признали «волшебной»


Взглянем теперь, как обстояло дело со спортивной составляющей питерского паруса.

Впрочем, для начала надо разделить массовый, крейсерский, яхтинг, на котором занят почти весь питерский флот, и профессиональный — олимпийский.

Навигацию любительского яхтинга Никита Бриллиантов оценил как «волшебную». Все гонки прошли без накладок. Кроме того, состоялись «два великих события, которые затронули всю нашу парусную общественность»: в Петербурге финишировали «Volvo Ocean Race» и регата учебных парусников, бывшая «Катти Сарк», которая до этого за-глядывала в город на Неве в 1996 году.

«У питерцев проснулся интерес к парусному спорту. Пять лет назад я прогнозировал: придет момент, когда простые граждане в большой теннис наиграются, на горных лыжах накатаются — и придут в яхтинг», — явил свою осведомленность Бриллиантов.

Яхтсменов-олимпийцев спас «Геркулес»


Наметились какие-то подвижки в олимпийском яхтинге.

Если перед Играми в Пекине олимпийский флот «морской столицы России» насчитывал три яхты (две мужского класса «470» экипажей братьев Шереметьевых и Артема Басалкина да «Инглинг» Анны Басалкиной), то теперь их как минимум шесть.

Четыре питерские лодки заявились на чемпионат России в классе «49er» (иначе «фотинайнер»), который входит в олимпийскую программу с 2000 года. Гонки на этих спортивных снарядах требуют от яхтсмена атлетизма и морской, тактической подготовки.

«До введения в эксплуатацию яхтенного порта «Геркулес» мы не могли развивать «фотинайнер»: этим лодкам просто негде было швартоваться», — констатировал председатель тренерского совета питерского «паруса» Олег Чугунов.

В Анапу, в частности, отправился Артем Басалкин, родной брат Анны Басалкиной, чемпион Европы среди юниоров в классе «470», который рассчитывает заполучить в новом классе единственную олимпийскую лицензию.

Его сестра, которая гонялась аж на олимпийской регате в Сиднее-2000, после проигранной борьбы за место в российской команде в Пекине взяла перерыв: в этом году родила девочку.

Остались в большом спорте братья Михаил и Максим Шереметьевы. В России им теперь нет равных (конкуренты «завязали»), но на чемпионатах Европы и мира в этом году они ничего не добились.

Примерно еще сотня детей продолжили занятия в Питере парусом. И наши яхтсмены остались в элите юношеских классов, побеждая на международном уровне…

Фото Бориса ОСЬКИНА

↑ Наверх