Газета выходит с октября 1917 года Sunday 25 августа 2019

Роубаду олл мани

И вот стою я, раскрыв рот и беспрерывно щелкая фотоаппаратом, в центре старого Лиссабона. Любуюсь старинными домами, украшенными знаменитой плиткой азулежу… Пропажу кошелька обнаружил, уже войдя в табачную лавку. Сумка на поясе расстегнута по всем молниям, все на месте — карты города, очки, мобильный, ключи. Нет только кошелька.

И вот стою я, раскрыв рот и беспрерывно щелкая фотоаппаратом, в центре старого Лиссабона. Любуюсь старинными домами, украшенными знаменитой плиткой азулежу… Пропажу кошелька обнаружил, уже войдя в табачную лавку. Сумка на поясе расстегнута по всем молниям, все на месте — карты города, очки, мобильный, ключи. Нет только кошелька.


Улицы Лиссабона полны сюрпризов.


Продавец в лавке цокает языком, качает головой и повторяет одно и то же слово: «роубаду!» (заглянул в разговорник — «украли» переводится). Две спасающиеся от жары бабули, сидящие тут же, на португальском объясняют мне: мол, простофиля, сумку надо было руками держать, а не фотик! Но, если честно, я даже расстроиться сильно не смог — уж больно лихо меня обчистили. И как профессионально! Ну ничего не заметил!

Ладно, эмоции эмоциями, а что дальше-то? В кошельке денег было не много, но там была кредитка. Пришлось срочно звонить в питерский банк, чтобы заблокировать карту. Затем звонок друзьям — опять же в Питер — с просьбой переслать хоть какую-то наличку. Потом — звонок в посольство РФ в Лиссабоне.

Привожу диалог дословно (на часах — 13 часов, начинается настоящее пекло, на улице плюс 35). «Алло, здравствуйте, это туристы из Питера. У меня украли кошелек, не осталось ни цента. Нам нужно хотя бы добраться до гостиницы на побережье. Это 5 евро на электричке. Что нам делать?» На том конце голос томной дамы: «Ой, я совершенно не знаю, чем помочь». — «Хорошо, а как обычно поступают в таких ситуациях?» — «Ой, я не в курсе. У нас тут все посольские на обед ушли. Звоните через два часа. МОЖЕТ БЫТЬ, ОНИ ЧТО-ТО СКАЖУТ».

Отлично! Спасибо родному государству! Теперь еще и деньги на телефоне закончились. Начинается тихая истерика. Решено — надо топать в полицию.

На извилистой улочке в тени огромной старинной двери отдыхает вахтер. Обращаюсь к нему на всех языках, которые знаю: пять слов по-португальски, пять по-английски, два испанских ну и — самое главное — язык жестов. Он радостно кивает, затаскивает меня в холл здания, предлагает посидеть и сам по телефону вызывает полицию. Потом объясняет: отдыхайте, они сейчас сами приедут! Я был приятно удивлен, хотя, памятуя о своих поездках в Италию и Испанию, не очень-то поверил, что карабинеры быстро и прямо ко мне приедут. Так и вышло. Где-то через час ожидания вахтер (по-моему, заведение это было социальным домом, ибо раз пять в холл выпархивали жизнерадостные старушки и выпытывали у меня, сколько мне нужно денег, а потом так же жизнерадостно упархивали в свои чертоги), извиняясь, пожал плечами и начертил на карте, куда мне идти. Послал, короче. В полицейский участок.

Выйдя на португальский плавящий зной, я застыл в раздумье. В одуревшей голове возникли слегка странные, но оригинальные планы поиска денег. Вариант первый: встать у входа в самый популярный музей, дождаться большой группы русских туристов и (прочь, тень Кисы Воробьянинова!) попросить эти несчастные пять евро. План второй: у многих магазинчиков в Лиссабоне стоят такие плошки для сбора чаевых — потихоньку подкрасться к такой плошке и ссыпать мелочовку в карман. Наконец, план третий: в городе есть фонтаны. А туристы любят бросать в эти фонтаны монетки. На такой жаре не стыдно пошуровать в теплой водичке!

К сожалению, ни одной русской группы в этот обеденный час мне не встретилось. В плошках лежала ну такая мелочь (вот ведь жадюги туристы-то!), что вряд ли наскреблось бы даже евро. А в фонтане, который мне удалось обнаружить, была жутко мутная вода, да он еще и неприлично глубоким оказался. Пришлось, пришлось идти в полицию.

Из состояния вечного теплового удара меня вывел лиссабонский полицейский, объяснивший на безупречном английском, что я приперся не в тот участок. Участок, занимающийся лохами-туристами, находится в другой части старого города. Через полчаса геенны другой полицейский в другом участке на безупречном английском (после того как я, плюхнувшись перед ним на стул, сказал: «Тэй роубаду… ОЛЛ МАНИ!» — и прищелкнул языком. Так, мне казалось, все очень понятно) терпеливо растолковал: у вас только один вариант. Вы берете такси, едете в отель, отель расплачивается за такси, а вы расплачиваетесь с отелем после получения денег от друзей из России.

Спасибо, дружище! Про такой план я знал еще два часа назад!

Я, конечно, добрался до отеля (таксист, сволочь, ограбил меня второй раз, накинув 15 евро к счетчику), получил деньги и продолжил увлекательный отдых в Португалии. Но сделал вывод: друзья, не тратьте деньги и время за границей на общение с российскими посольствами и полицией! Включайте мозги сами — это гораздо круче!



Иннокентий ВНЕШНИЙ

Фото автора

↑ Наверх