Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 19 декабря 2018

Сергей Рачинский: Гиря — это вам не шахматы, здесь думать надо

На днях в Питере прошел международный семинар инструкторов по гиревому спорту. Русская народная забава набирает популярность во всем мире, а как с ней обстоит дело у нас? Секреты гиревого спорта корреспонденту «ВП» раскрыл уникальный питерский силач девятикратный чемпион мира по гире, рекордсмен из Книги рекордов Гиннесса Сергей Рачинский.

На днях в Питере прошел международный семинар инструкторов по гиревому спорту. Русская народная забава набирает популярность во всем мире, а как с ней обстоит дело у нас? Секреты гиревого спорта корреспонденту «ВП» раскрыл уникальный питерский силач девятикратный чемпион мира по гире, рекордсмен из Книги рекордов Гиннесса Сергей Рачинский.




Гиря — не женщина

— Сергей, довелось слышать сравнение: гиря — это единственная женщина, которой не изменяют...

— Есть такое мнение. Но готов поспорить. Впрочем, на помосте человек остается один на один со снарядом, причем не на 10 — 15 секунд, а на длительное время; гиревой спорт — сложный, философский. Но затягивает по-хорошему. У него множество плюсов: доступность, практичность, удобство. Кроме того, огромная энергоемкость. Недаром американцы приобщились к гире: они же там высчитывают все эти калории...

— Еще гиревой спорт сравнивают с легкоатлетическим забегом на 400 метров...

— Я приведу другую аналогию. У нас в ходу поговорка: «Гиря — это же не шахматы, здесь думать надо». Удивлены? Возьмем, к примеру, перетягивание каната. Думаешь: а, ерунда! Но сколько в нем техники, сколько нюансов! Я много раз видел, как «качки» — здоровые амбалы — проигрывали на турнирах «дедкам»-ветеранам, которые в своем возрасте начали познавать истину данного вида спорта.

Но что-то от спринта в гиревом спорте есть. Они оба динамичны. Ведь интересно наблюдать за тем, как восемь лучших бегунов становятся в один ряд и по команде стартера несутся 400 метров. А в гире правила сейчас такие, что атлеты на помосте тоже встают в один ряд, поднимают каждый свой снаряд, но следят друг за другом — как на беговой дорожке. Причем время, отведенное на упражнение, ограничено: всего 10 минут — и надо повторять движения в быстром темпе, чтобы обойти соперников. Знаете, что из легкоатлета подготовить мастера по гиревому спорту можно всего за год. А из штангиста — нельзя! Иная физиология. В штанге нужна взрывная сила, а у нас надо терпеть, терпеть и еще раз терпеть.

Трюки не имеют ничего общего с соревнованиями!

— На международном семинаре инструкторов по гиревому спорту молодые — и не очень — люди вытворяли прямо цирковые номера... На что способен человек, который дружит с гирей?


— Трюки — когда человек несет гирю в зубах, отжимается с ней на одной руке, на голове, — не имеют ничего общего с соревновательной практикой и потому не ценны. Любой гимнаст исполнит около двадцати трюков с гирей. Каким образом? Он просто будет выполнять привычные упражнения, только возьмет в руку снаряд. Но люди в Питер приезжали интересные, неординарные. Американский школьник Накона — он прилетел вместе с отцом — продемонстрировал на семинаре результат, с которым на чемпионате России, возможно, попал бы в призеры: 16-килограммовую гирю толкнул 111 раз — для подростка это прилично.

Еще приехал к нам на семинар Том Корриган — очень известный в Штатах гиревик. Я с Томом познакомился, когда открыл в прошлом году в Нью-Йорке Академию гиревого спорта и фитнеса. Этот Корриган — представитель пожарной элиты США. И надо же — как раз во время семинара загорелись Бадаевские склады. Корриган, как только про пожар услышал, помчался коллегам на помощь, тушить — не мог профессионал своего дела остаться в стороне...

— Как же его пропустили на горящие склады?

— Его и не пустили... Но в Америке так принято: если пожарный, который находится в отпуске, узнает про возгорание и прибегает в местную пожарную часть, ему дают облачиться в спецодежду и он снова «горит» на работе. Достаточно лишь показать удостоверение пожарного. Том думал, что у нас в России такая же практика, но ошибся.

Вообще наш семинар продемонстрировал, что в мире у гири есть будущее, — было приятно. Ведь гиря — не бизнес-проект. Однако лишь в одной Америке компаний, которые производят гиревой инвентарь, полтора десятка.

А чего гиревика осматривать?

— В мире понятно — у гири есть будущее. А в России, где гиря считалась народной забавой? И насколько она популярна в Питере?

— На данный момент Питер занимает лидирующие позиции в России. На зональных соревнованиях «Европа — Азия» сборная города заняла первое место. Да и в сборной страны многие наши земляки доминируют. Нынче в гиревой спорт приходит даже больше новичков, чем в 1990-е. Нельзя сказать, что в 80-е годы занималось меньше — в чемпионатах СССР принимали участие по тысяче человек. Но интерес потихоньку возрождается. Молодежь тянется в спорт, во многих городах России, в том числе у нас на берегах Невы, открываются детско-юношеские школы по гире.

— А у гиревиков травмы бывают? Помнится, по ходу одного из питерских чемпионатов атлет рухнул на помост — к счастью, гирю на себя не опрокинул...

— Да откуда травмы?! Гиря весит 32 или 24 килограмма — не 100 и не 250. Она гораздо меньше вашего же собственного веса. Я заходил в физкультурный диспансер к Владимиру Тихонову, который проводит специальные медицинские исследования, и он рассказывал: берет, дескать, медицинские книжки гимнастов, борцов или футболистов — у них кости поломаны, какие-то рентгеновские снимки; затем берет книжки гиревиков — нет никаких повреждений! Если гиревик и получает травму, то как — играл в футбол, в баскетбол. Мы каждый год приходим в диспансер на обследование, так врачи нам говорят: «А, гиревики — вас и осматривать не нужно».

За рекорд надо заплатить три тысячи фунтов

— Вы — девятикратный чемпион мира, занесены в Книгу рекордов Гиннесса...

— Да, я за 12 часов поднял без остановки 24-килограммовую гирю 5555 раз. Но это было без экстрима — я стоял, не сходя с места и не выпуская гирю из рук.

— Испытывали специфические ощущения?


— Наверное, такие же, которые испытывает легкоатлет, бегущий на 100 километров. Первый час тянется долго. Но затем эти часы пролетают один за другим. Переносишься словно в другое измерение. Впрочем, никаких специальных диет я не использовал — так, старался поднабрать вес, потому что в таком упражнении организм тратит много калорий. Пил воду, соки, еще что-то очень сладкое. Делал тренировки на четыре, на восемь часов.

— Зачем же так «рвать жилы»? Рекорд для Книги Гиннесса приносит большие деньги? Или это только ради самоутверждения?


— Финансовых выгод здесь нет: для установления и фиксирования рекорда надо вызвать комиссара Книги за три тысячи фунтов, обеспечить ему перелет бизнес-классом и проживание в шикарной гостинице. В мире всего четыре комиссара, имеющих право фиксировать эти рекорды. Можно, кстати, устанавливать и свои новые рекорды, и чужие бить. Но для официальной регистрации рекорда требуется спонсор, который готов это оплатить.

— А вы сейчас готовитесь к какому-нибудь новому рекорду?

— Рекорды я готов бить хоть сейчас. Да я в процессе тренировок делал это много раз! Поймите: в гиревом спорте вся трудность наступает в процессе. Ты всегда оторвешь гири от земли. Другое дело — сколько раз. Вот это сродни марафонскому бегу — как много каждый сможет пробежать, грамотно используя внутренние резервы организма. Всем советую попробовать.


Фото Льва МЕЛЬНИКОВА

↑ Наверх