Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 7 июля 2020

Трудно убить молодых?

В недавнем очередном прогнозе США — относительно того, что будет твориться в мире в ближайшие 15 лет, — про Россию, в частности, говорилось: нас убудет до 130 миллионов человек.

В недавнем очередном прогнозе США — относительно того, что будет твориться в мире в ближайшие 15 лет, — про Россию, в частности, говорилось: нас убудет до 130 миллионов человек.

Уже давно кто только не стонет: мы вымираем! И, как после Великой Отечественной, надо бы к погибшим 20 миллионам приплюсовать так и не родившихся детей, а потом неродившихся детей тех неродившихся детей... И так далее. Но кто ж это сосчитает...

Кто сосчитает, сколько детей не родится, потому что сегодняшняя 15-летняя барышня имеет года два наркоманского стажа, попивает т. н. слабоалкогольный напиток и закусывает это сигаретой. И парень — то же самое. И эти парень и барышня, буде все-таки смогут стать родителями, вполне успешно протранслируют свою (как умно говорят специалисты) модель поведения чаду.

Когда говорят «мы, Россия, вымираем», имеют в виду в первую очередь, понятно, молодых. Группу риска — не саму по себе, а группу риска всего общества: это от молодежи мы ожидаем прекрасного потомства, трудовых достижений и т. д. Это они наш вклад, с которого мы ожидали доходов и процентов. С холодной циничной статистической точки зрения досаднее не то, что кто-то спился стариком (все возможное из него уже отжали), а тот, кто молодым. Это и есть — в высшей степени «обманутые надежды».

Но молодежные курение, наркомания, алкоголизм — это такое медленное нудное умирание. А вот недавние результаты исследования Всемирной организации здравоохранения — о том, что Россия лидирует среди европейских стран по количеству убийств в среде молодых, — это просто удар под дых. Это ножом под ребро.

У нас в стране из каждых 100 тысяч 10 — 29- летних 16 были убиты или будут убиты. Не сопьются, не сколются, не погибнут от болезни. А вот так. Чик — и нету. Причем каким именно образом их не станет, можно понять из названия доклада — «О предупреждении насилия и преступности, связанной с холодным оружием, среди подростков и молодежи» (учитывались все виды убийства, но 40% в общеевропейской статистике — смерти от ножевых ранений, а ножичек при себе имеет едва ли не каждый десятый юный европеец).

Некоторые журналисты потрудились подсчитать и сформулировать: российского подростка/юного/молодого человека убивают в 34 раза чаще, чем немецкого (у нас показатель 15,85; в Германии — 0,47).

На всякий случай — пятерка лидеров (в ужасном смысле): Россия, с большим отрывом; Албания (11,20), Казахстан (10,66), Белоруссия (6,31), Украина (5,60). Пятерка благополучнейших в этом смысле государств — Германия, Армения (0,50), Австрия (0,54), Чехия (0,55), Великобритания (0,58).

Всего «посчитали» 43 европейские страны.

Эксперты отмечают: пуще всего «вырезает» себя беднота. Российские жуткие цифры объясняют социально-экономическими потрясениями последних двух десятилетий. Но послушайте, прочие постсоветские республики трясло меньше, чем Российскую Федерацию? В Грузии показатель — 3,28. Армения, повторим, вообще среди благополучных. Азербайджан — 1,75.  

И еще — эксперты уперто утверждают, что 90% таких погибелей можно было избежать. Просто, говорят эксперты, если бы «убийственные» страны перенимали опыт тех государств, где показатель убийств наименьший, то 13 тысяч молодых жизней в год было бы спасено. То бишь более-менее сносный (извините) показатель насильственных смертей — результат не мирного нрава той или иной нации, не климата, не умиротворяющей диеты. Это результат определенной работы. Вот и все.

Если продолжать мысль о том, что молодежь — это некий капитал в банке, от которого мы ждем процентов, то констатируем: капитал убывает, потому что мы в этот банк сильно-сильно недокладываем.

Саша ШЕРОМОВА

↑ Наверх