Газета выходит с октября 1917 года Friday 14 августа 2020

Ветераны без жилья рисуют плакаты

«Позор власти! Участник Великой Отечественной войны живет на 6 квадратных метрах!» — такой плакат появился на стене дома № 32/25 по 7-й Советской улице. Вывесила его из окна своей комнатушки 85-летняя пенсионерка, участница боевых действий на Курской дуге, в Праге, Польше и Германии Евгения Чепчугова.

«Позор власти! Участник Великой Отечественной войны живет на 6 квадратных метрах!» — такой плакат появился на стене дома № 32/25 по 7-й Советской улице. Вывесила его из окна своей комнатушки 85-летняя пенсионерка, участница боевых действий на Курской дуге, в Праге, Польше и Германии Евгения Чепчугова. Терпение ветеранов, которые из-за законодательной неповоротливости региональных властей так и не дождались обещанного им президентом отдельного жилья, лопнуло.



Евгения Чепчугова служила связистом в артиллерийском батальоне. Была ранена. В госпиталь ехать отказалась, лечилась в землянках. За самоотверженность и мужество была награждена орденом Отечественной войны II степени, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За освобождение Праги»... И это не весь список. После войны жила на Урале. Трудилась на благо страны. Потом — старость, немощь. Шесть лет назад дочь Валентина забрала ее к себе в Петербург, где сама живет уже около 40 лет. С тех пор и ютятся вдвоем в коммуналке на 7-й Советской. Вдвоем на 12 метрах. Обычным-то людям в таких условиях тяжело, а ветерану и инвалиду 2-й степени тем более. Но чиновники отказываются ставить ее на очередь для получения отдельного жилья.

Евгения Васильевна рассказывала корреспонденту «ВП»: «Я сначала сама пыталась встать на очередь. Отказывали. А потом хотела в одну очередь к дочери прописаться, она 40 лет здесь живет и 28 из них ждет отдельную квартиру. Тоже отказали. Президентский указ не помог. Говорят — ценз оседлости».


Бытовые условия в густонаселенных петербургских коммуналках тяжелы и для молодых. Для пожилого человека они просто невыносимы. Предоставив Евгении Васильевне отдельную квартиру, чиновники выполнили бы и указ президента о жилье для ветеранов, и распоряжение губернатора о расселении коммунальных квартир.


Поэтому, как и многие другие обездоленные ветераны, Евгения Чепчугова позвонила на нашу горячую линию «36 квадратных метров», а потом пришла в редакцию. И начала бороться за свои права. Боролась бы и дальше без акций протеста, если бы не ответ заместителя прокурора Центрального района, юриста 1-й степени Д. В. Карханова, который послал ее... в дом престарелых. Это при живой и дееспособной дочери! Цитируем буквально: «Принимая во внимание ваш возраст, заслуги, в том числе наличие льготы участника ВОВ, ваш жилищный вопрос может быть решен путем предоставления жилого помещения в доме системы социального обслуживания населения».

На этом терпение Евгении Васильевны лопнуло. И она спустила из окна плакат, на котором выразила все свое отношение к чиновничеству.

Как пояснила корреспонденту «ВП» юрисконсульт горячей линии «36 квадратных метров» Татьяна Смирнова, чиновники отказывают Чепчуговой в жилье, ссылаясь на ценз оседлости: «Мол, она прожила в Петербурге шесть, а не десять лет, чтобы у нее было право получить квартиру. Но пожилая женщина не понимает такого отношения. Ну жила она на Урале... Приехала сюда к дочери. Ну и что? Страна-то одна! Деньги на квартиры федеральные власти выделяют, какая им разница, где ветерану квартиру-то покупать?»

И по сути, пояснила Татьяна Смирнова, участница войны права: «Здесь идет речь о законодательной неповоротливости наших органов власти. В федеральных законах ведь нет такого понятия, как ценз оседлости, и в других регионах его нет. Только в одном, двух, может быть. А наши чиновники и депутаты упорно держатся за эту неправомерную норму».

Как объясняет Татьяна Смирнова, петербургские законодатели должны были привести местные законы в соответствие с федеральными: «Но они этого не сделали. В федеральных говорится о 36 квадратных метрах, а в петербургских — о 33 квадратных метрах на одиноко проживающего человека. В федеральных нет и речи о цензе оседлости, а в местных он прописан».

Вот поэтому чиновники жилищных отделов районов и хамят ветеранам: «Путин пообещал вам жилье, вот пусть Путин вам его и дает».
 
Когда же корреспондент «ВП» задал вопрос депутату Законодательного собрания Петербурга председателю постоянной комиссии по вопросам правопорядка и законности Аркадию Крамареву, почему законы Петербурга, от которых зависит судьба ветеранов, не были приведены в соответствие с федеральными, тот ответил: «У нас в ЗакСе считается плохим тоном сразу менять свои законы вслед федеральным».

Вопросы есть?


ОТ РЕДАКЦИИ. Напомним, наша газета не раз обращалась к властям города и страны с предложением отказаться от ценза оседлости в таких вот вопиющих случаях. Однако воз и ныне там. Смольный хранит упорное молчание, а депутаты пообещали «на ближайших заседаниях» рассмотреть этот вопрос. Жаль только, что решение их, возможно, уже никому не понадобится… 

 

Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх