Газета выходит с октября 1917 года Thursday 22 августа 2019

Я тебя люблю… Я о тебе помню…

В особняке Румянцева открылась выставка «Блокадные реликвии». Дневники, письма… «Сотни ленинградцев стали тогда летописцами блокадного города», — говорит хранитель рукописно-документальных фондов особняка Румянцева Людмила Павловна Баркан.

На выставке можно увидеть уникальный экспонат — дверные филенки из обычной ленинградской квартиры. На них — записки одного из защитников Ленинграда Алексея Малыгина, которые он оставлял своей жене с 1941 по 1943 год, когда ему удавалось вырваться домой. Простые слова: «11 марта 1943 г. После двухмесячных боев остался жив, теперь нас расформировали, ухожу в другую часть и снова в бой. До свидания. Алеша». За скупыми строчками то самое бесценное, необходимое «Я тебя люблю… я о тебе помню». Алексей Малыгин после войны жил там же — на проспекте Чернышевского, потом в 1956 году получил новую квартиру, а в 1976 году узнал, что его старый дом идет на капремонт. Он приехал туда, увидел, что надписи на дверях целы, — и передал филенки в музей.

Каждого, кто приходит на выставку, поражают громадные фотоколлажи, на которых сквозь виды современного Петербурга проступают приметы блокадного города. И привычные с детства городские пейзажи вдруг оказываются населенными тенями прошлого. Иногда становится страшно: современный гламурный Невский со всеми его вывесками и нарядными прохожими — и одинокая тень, везущая из последних сил саночки с мертвым человеком.

Фотоколлажи — давнее увлечение Сергея Ларенкова. По профессии он лоцман. Ему 39 лет, так что блокада для него — история. Но это история его семьи:

— Оба мои деда и обе бабушки были в Ленинграде все 900 дней блокады. Тогда они еще не знали друг друга, познакомились только в самом конце войны или даже после. Поэтому для меня ленинградская блокада — это что-то воспринимаемое на генетическом уровне. Началось все с того, что я стал собирать старые планы Петербурга. Согласитесь, интересно рассматривать их, узнавать и не узнавать знакомые улицы, читать давно забытые названия. Потом перешел к собиранию старых открыток с видами Петербурга — Ленинграда. Ну а потом захотелось представить, как выглядел тот или иной знакомый дом когда-то, каким он стал теперь, — и понять, что изменилось. Фотошоп позволяет создавать такие коллажи, где сквозь современность проступают черты и детали прошлого. Сначала были виды знакомых мест, потом я заинтересовался военными фотографиями. Появилась идея — совместить не просто виды города, но и моменты его судьбы, как бы оживить прошлое. Я сделал несколько фотографий, разместил их в Интернете… и они моментально разлетелись по Сети. Кстати, и сотрудники музея, готовя выставку, вышли на меня через Интернет.

А еще на выставке можно увидеть реликвию семьи Набутовых — пробитую пулей книгу Алексея Толстого «Петр Первый», спасшую жизнь будущему известному радиокомментатору Виктору Набутову. И много еще уникальных свидетельств тех страшных и героических лет.

↑ Наверх