Газета выходит с октября 1917 года Sunday 13 октября 2019

Загадочный Марджела

Сегодня расскажем о самом таинственном модельере современности — это, безусловно, бельгиец Мартин Марджела. Антигламурный бунтарь превратил буржуа в клошаров.

Сегодня расскажем о самом таинственном модельере современности — это, безусловно, бельгиец Мартин Марджела. Он в Петербург так и не приехал.  Мартин и по сей день никому не известен: лица загадочного маэстро никто не видел, интервью (как в свое время наш писатель Пелевин) модельер никому не давал. А сотрудников своего модного дома он раз и навсегда обрядил в лабораторные белые халаты, напрочь нивелирующие всякую личность. В этих халатах они и в Петербурге категорически отказались позировать перед фото- и телекамерами.

Мистер Никто

Марджела никогда не использует дорогие ткани, мех и золото. Каждую из своих линий обозначает цифрой.

Антигламуром выпускник Антверпенского королевского колледжа дизайна заразился еще в ученичестве. Один из знаменитой «Бельгийской шестерки», он понес в модные массы главную идею антверпенцев — авангардизм и отрицание «общих» правил.

Работа в качестве ассистента Жана-Поля Готье научила молодого дизайнера главному — не бояться быть белой вороной. В 1988 году он вынес на подиум первую коллекцию столь сложной эстетики, что модные критики оторопели. Взамен «откутюрного» совершенства он предложил откровенно ручную в своей неуверенности работу — неподшитые края, заметные швы наружу, как бы покосившиеся белые стежки (он и по сей день пришивает бирки белой ниткой).

Марджела подкупал радикальным антисексизмом. «Будем закрытыми! — призвал он. — Долой изящество и блеск!» И — что удивительно — всем вдруг захотелось стать немножко другими. Идея уж если не быть, то хотя бы казаться слегка «не от мира сего» вдруг приобрела почитателей.

Асимметрия и кокон


Марджела скрывал свое лицо, но никогда не скрывал имен своих кумиров: великих японских минималистов. Крой кимоно он «подсмотрел» у Ямамото, из японской же стилистики переконструировал под свой вкус одежду — кокон. Укрыть, обмотать, обволочь, задрапировать, спрятать… Вот основная черта одежек от Мартина Марджелы. Одежда, в которой доминируют то гигантские плечи, то намеренно широкие рукава (в таких не через каждую дверь протиснешься), чем-то схожа с опять-таки японской техникой оригами. Углы и асимметричный крой, стирание граней между мужской и женской одеждой. Унисекс. Закапывание тканей в землю, чтобы не выглядели чрезмерно новыми.

Эпохе безудержного потребления Мартин Марждела предложил своего рода «клошарское» видение действительности. Стоит ли удивляться, что части модной публики, имеющей яхты и виллы, показы этой новой эстетики в заброшенных туннелях метро или звериной вони цирка показались глотком свежего воздуха. Логотип маргинальной марки — кусочек белой ткани — так и не приобрел ни позолоты, ни виньеток.

Пиком «сумасшествия по Марджеле» стало его приглашение в один из самых буржуазных и самых консервативных модных домов — Hermes.

Он пишет книгу

Эффект доктора Хауса, когда некто говорит то, о чем остальные лишь думают, настиг Мартина Марджелу в полном объеме. Он может больше не шить косо или из черного — это все равно будет модно. К моменту, когда его коллекцию, уже показанную на Неделе высокой моды в Париже, привезли на суд петербуржцев, слухи о том, что сам дизайнер в марке своего имени больше не работает, достигли апогея. На вопрос «где Мартин?» группа лиц в белых халатах, прибывшая на берега Невы, толком ответить так и не смогла. Говорят, он пишет книгу имени себя. Серебряными чернилами. Редактором той книги будет чуть ли не сам Готье, но это опять-таки только версия.

И тут вхожу я, весь в белом…


В бутике Марджелы у покупателя должна возникать иллюзия, что он перенесен в одиннадцатый округ Парижа, где Мартин открыл свою первую студию: сводчатые потолки ХIX столетия, полированный бетон, принципиально белый — так любимый дизайнером — цвет, телячьи шкуры и обои-обманки… Здесь можно купить вполне пригодные для повседневной носки свитер, пальто или платье из большинства линий марки (всего таких линий сейчас 13). Вещица из демократичного № 6 может стоить и 150 евро, цена приятной мелочи из самой дорогой линии — «нулевки» начинает отсчет от полутора тысяч.


Ведущая рубрики — Маша ПРЯЖКИНА

↑ Наверх