Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 21 ноября 2017

Аромат «Острова музеев» — классический, в меру современный, узнаваемо «старинный»

12 сентября на Стрелке Васильевского острова в 19.30 забьет настольный фонтан, наполненный духами «Остров музеев»

Это — один из подарков Василеостровскому району в день его рождения. Создала духи Элина Арсеньева, основательница и руководитель Музея парфюмерии, который тоже находится на Васильевском.

Элина Арсеньева дала «ВП» эксклюзивное интервью, в котором рассказала о таинстве создания духов.

Элина Арсеньева Фото: Павел Курмилев

Время, остановившееся в музеях

— Элина, расскажите, пожалуйста, подробнее о том, как Вы работали над парфюмом «Остров музеев»? 
— Аромат был задуман в подарок всем пришедшим на праздник — значит, он должен быть классическим, подходящим и мужчинам, и женщинам, в меру современным, но при этом узнаваемо «старинным», раз «Остров музеев»... Вот такая сложная задача была поставлена самой себе. Воспроизводить некий «запах Васильевского» натуралистично не хотелось: это и некрасиво, и скучно. Соцреализм — не мой жанр.

Я сделала семь вариантов аромата, остановилась на шестом. К празднику он успел настояться и созреть. В работе очень помогла практика восстановления ароматов по старинным рецептам к выставке «Придворный парфюмер». Теперь я хорошо понимаю стиль того времени и могу в его рамках работать.

— Интересно узнать о том, как вы определили аромат Васильевского острова? Какие ноты там главенствуют? Почему именно они?  Какие ассоциации навели Вас на подбор ингредиентов?
— Не «аромат Васильевского», а «время, остановившееся в музеях». Именно его я старалась представить. Не морской же ветер изображать, в самом деле!

Чем пахнут все старые музеи, независимо от направления? Деревянной мебелью — это древесный запах с кислинкой и оттенком хлеба. Немного пылью. Немного натертым паркетом. Духами почтенных смотрительниц. Хотелось передать ощущение, будто находишься в  дворцовом зале музея, полном деревянной мебели и витрин, где тишина нарушается только поскрипыванием паркета. Царство тишины и безвременья.

Состав аромата по нотам несложен: нероли, петитгрейн, жасмин, роза, ирис, бобы тонка, стиракс, дубовый мох. По компонентам сложнее, но это уже секрет.

— Что для Вас Васильевский остров? Почему именно музеи?
— «Василеостровство» — это состояние. Васильевский остров — в прежние времена приют алхимиков и масонов, средоточие учебных заведений и музеев. На нем была открыта химическая лаборатория М.В. Ломоносова, работал Бутлеров, находится легендарная «Башня грифонов» близ аптеки Пеля (кстати, тоже музей). На Васильевском осталось много профессорских квартир со старинной мебелью и старым укладом жизни. Здесь время словно остановилось. И больше всего этот эффект заметен в музеях.

Я сама живу на Васильевском, здесь же расположен мой Музей парфюмерии.

— Как можно с помощью аромата выразить  то невыразимое, что Николай Анциферов в своей книге «Душа Петербурга» называет, используя латинское выражение,  Genius loci («гений места»)?
— Так же, как с помощью музыки или красок. Нужно уловить собственное впечатление от этого места, прислушаться к нему. Поймать ритм, рассмотреть детали. Затем нарисовать это место заново так, как видишь сам. Красками, звуками или запахом.

Логотип аромата «Остров музеев». Автор логотипа — Елизавета Здебловская

Духи «Эрмитаж» — один из эталонов ленинградского парфюмерного стиля

— Вы наверняка знаете о новой парфюмерной линии с запахами легендарных мест Петербурга — Эрмитажа, Петропавловской крепости, даже Некрополя. Могли бы Вы оценить работу своих коллег?
— Я горжусь выпускниками нашей школы парфюмеров — эту серию создали именно они. Ароматы Петербурга мне нравятся, хотя и не всегда совпадают с моими ассоциациями. Но такая работа всегда очень личная, так что такие несовпадения в порядке вещей.

— Известно, что в советские годы существовали духи «Эрмитаж». Они были созданы  в 1970-е годы на ленинградской фабрике «Северное сияние». Это был изысканный пряный и чуть горьковатый аромат с нотками жасмина, ириса, зелени, дубового мха, сафьяна. Помните ли Вы эти духи? Передают ли они, на Ваш взгляд, дух Эрмитажа? Если не помните, то какой бы аромат Вы создали?
— Очень хорошо знаю этот аромат, полный флакон «Эрмитажа» есть у меня в музее, и содержимое отлично сохранилось. Своему названию они соответствуют: звучат дорого, чуть тяжеловесно, торжественно и очень красивы сами по себе, на «слепых» тестах. Я бы не стала ничего менять в их звучании. Когда я создавала свою «Ленинградскую фантазию», именно «Эрмитаж» был взят за один из эталонов ленинградского парфюмерного стиля.

«Белая лилия», «Идеал грез» и «Поцелуй любви»

— До 1 октября в Царском Селе продолжается выставка «Придворный парфюмер», к созданию которой причастны вы и ваш Музей парфюмерии. Там демонстрируются… запахи — реконструированные ароматы императорской России. Работали ли Вы над реконструкцией ароматов? 
— Я создала 5 из 20 ароматов этой выставки: «Белая лилия», «Шипръ», «Жасминъ», «Русская фиалка», «Фиалка-Роза». Располагая рецептами, это было сделать несложно. Но пришлось бороться с искушением «улучшить» авторский замысел с помощью современных компонентов. Например, вместо герани взять более подходящий к идее аромата гальбанум... Но раз мы взялись за реконструкцию, приходилось соблюдать рецепт точно. Зато на выставке все ароматы воссозданы очень достойно и чувствуется единый стиль, «дух времени», хотя авторов было много,  и работал каждый над своим рецептом.

В них передан даже не столько дух императорской России, сколько XIX века в Европе: цветочные запахи с богатой древесной базой, томные и тяжеловесные, с простым и слащавым названием — «Идеал грез», «Поцелуй любви», «Роза-Мюск» и т.д.

***

Обо всех мероприятиях, запланированных в Петербурге на 12 сентября, читайте в пятничном номере «ВП» и на нашем сайте.

Фото предоставлены Элиной Арсеньевой
↑ Наверх