Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

«Мы сумели сохранить Петербург»

«Снимайте приметы времени», — советует известный петербургский фотограф Сергей Компанийченко

Выпущенный Сергеем Компанийченко альбом «Санкт-Петербург столетие спустя» Михаил Пиотровский назвал «хорошим назиданием и предостережением». Сегодня, накануне Дня города, посмотрим на нашу Северную столицу глазами фотохудожника.

Параллельный мир

Сергей Компанийченко, известный петербургский фотограф, окончил ЛИСИ — Ленинградский инженерно-строительный институт (ныне Архитектурно-строительный университет). Десятилетиями он снимает наш город — в особом, профессиональном ракурсе. Поскольку, как строитель, видит то, что недоступно взгляду непонимающего и непосвященного.

Одно из увлечений — поиск параллелей: что было и что стало. Одно из достижений — повторение исторической панорамы Петербурга, выполненной неизвестным фотографом в 1861 году. Современную панораму Компанийченко сделал в 1998 году. Правда, для нее пришлось подняться повыше того балкона, с которого снимал коллега-предшественник: слишком сильно разрослись деревья, посаженные в 1874 году в Александровском саду, — закрыли плотной стеной фасадную линию зданий на Адмиралтейском проспекте, нижнюю часть Исаакиевского собора, здание Манежа, Конногвардейский бульвар, Синод. Помогли реставрационные работы на Адмиралтейской башне: фотограф поднялся на площадку, устроенную на лесах немного выше кораблика, венчающего шпиль Адмиралтейства. Фотосъемку Компанийченко вел на высоте 72 метров от поверхности земли.

В последующие годы он снимал «параллельный мир»: улицы и здания с тех же точек, с которых их отображали фотографы начала XX века. Эти старые фотографии хранятся в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга, многие — авторства легендарного Карла Буллы.

Сейчас снимки параллелей вошли в альбом «Санкт-Петербург столетие спустя». В своем предисловии к альбому Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, говорит об огромном впечатлении, которое производит сопоставление былого и современного.

Призраки прошлого

Фонтанка, плотно запруженная баржами: во времена печного отопления по этой водной артерии был подвоз дров в столицу. Элегантная набережная Мойки, по которой курсируют «моторы» — автоэкипажи с открытым верхом: руль по-английски справа, шоффер (именно так!) в кожаном шлеме, пассажирками — дамы в шляпах, поверх которых увязаны шали, чтоб головные уборы не сдуло ветром от сумасшедших скоростей начала XX века. По Невскому и по Загородному уже грохочут трамваи. Садовая — та еще с конками, вся заставлена торговыми бараками и с церковью там, где сейчас метро...

На фотографиях, сделанных сто лет назад, призраки прошлого: вывески на домах, люди и экипажи. На снимках, сделанных ранее, вдруг нет людей — ни души. Это панорама Петербурга, снятая в 1861 году с балкона вокруг основания шпиля Адмиралтейской башни.

«Из-за низкой чувствительности эмульсионного слоя стеклянных пластин, использовавшихся в то время для фотосъемки, выдержка при съемке длилась десятки секунд, поэтому на панораме нет людей — они в движении не успевали запечатлеться на снимке», — поясняет Сергей Компанийченко особенности технологий своих предшественников в профессии.

«Мы сумели сохранить Петербург»

«Мы очень часто и рьяно спорим о тех изменениях, которые происходят в архитектурном облике нашего города, — пишет Михаил Пиотровский. — Для споров иногда не хватает полного представления о том, как он изменялся в последние десятилетия. Именно этот материал для размышлений и дискуссий дает книга фотографий Сергея Компанийченко, которую он создал как параллель существующим фотографиям прежнего времени.

Огромное впечатление производит сопоставление панорам 1861 и 1998 годов. Право же, город почти не изменился. И общее впечатление от просмотра всей книги тоже довольно обнадеживающее: мы сумели сохранить Петербург, кое-где он стал даже краше, хотя не стал лучше. Многие из архитектурных преступлений XIX и XX веков в книге выглядят достаточно скромно, но при желании их можно рассмотреть».

Из впечатлений Михаила Пиотровского: «Концертный зал «Октябрьский» не выдерживает сравнения с церковью Дмитрия Солунского, хотя сама по себе она вовсе не шедевр. На реках сегодня, и это появилось в последние годы, не меньше плавучих средств, чем в начале века». 

«Эта книга очень интересна, ее полезно рассматривать, и она может служить хорошим назиданием и предостережением», — заключает директор Эрмитажа.

Профессор Анатолий Кирпичников, заведующий отделом Института истории материальной культуры РАН, особо отмечает серьезные, обстоятельные комментарии к каждой паре фотографий. По сути это научное исследование города профессионалом.

Дом Гансена на Невском, 26 (1902-й и 2012-й)

Дом на углу Невского и Малой Конюшенной построили в 1873 — 1874 годах для норвежского предпринимателя Г. И. Гансена. Он стал одним из первых в Петербурге с витринами на высоту двух этажей. На фотографии еще нет дома, выстроенного к 1904 году для компании «Зингер». Многие современники встретили его в штыки: здания в центре Санкт-Петербурга не могли превышать высоту 23,5 метра до карниза. Компания же превысила высотный регламент, увенчав дом не только мансардой, но и башенкой с глобусом. 

Еще одна интересная подробность: на старой фотографии мы видим фрагмент сквера у Казанского собора без каких-либо ограждений. Нынче сквер забран грубым металлическим забором — от любителей полежать на траве.

Здание германского посольства на Исаакиевской площади (1900-е и 2008-й)

В 1873 году германское посольство купило на этом участке двухэтажный каменный дом, история которого начиналась с 1740-х годов. В 1911 — 1913 гг. посольство его полностью перестроило: в монументальное трехэтажное сооружение. В таком виде оно и дошло до наших дней, с одной лишь пропажей: на аттике посольского здания была установлена скульптурная группа «Диоскуры» — двое юношей держали под уздцы лошадей. После объявления Германией войны России в августе 1914 года во время погрома посольства ни в чем не повинных «Диоскуров» сбросили на мостовую. В здании теперь федеральные учреждения, а энтузиасты-реставраторы хотят восстановить скульптуры братьев и лошадей, о чем «ВП» уже рассказывал своим читателям (№56 за 28 марта 2014 года).

Здание Городской думы в перспективе Невского проспекта (начало 1900‑х)

Башня Городской думы была построена в 1799 — 1804 гг. Здания учрежденной в 1786 году Думы стоят слева от башни, на Думской улице. Эти строения воздвигнуты к 1787 году. В 1830 — 1850-х годах в башне находилась одна из станций оптического телеграфа, передававшего сообщения из Зимнего дворца в Царское Село и далее. В Думе работали не только органы городского самоуправления — в ее зале проходили концерты. Ныне здесь Детская филармония, музыкальная школа им. Римского-Корсакова, Сбербанк.

На исторической фотографии видна часовня Христа Спасителя Гуслицкого Спасо-Преображенского мужского монастыря Московской епархии. Она возведена между зданиями Большого Гостиного двора и Городской думы в 1861 году в русском стиле XVII века. Ежегодно 19 июня из нее по галереям Гостиного двора шел крестный ход с чтимой иконой Спасителя в золоченой ризе, в память прекращения в Петербурге в 1848 году холеры. Часовня снесена в 1929 году. Ныне на этом месте находится подземный переход и вход на станцию метро «Невский проспект».

Дворцовая пристань и здание Зимнего дворца (2002-й и 1912-й) 

Пристань построили в 1820 — 1824 годах, украсив бронзовыми фигурами львов. В 1914 — 1916 годах в связи с постройкой металлического Дворцового моста пристань перенесли на другую его сторону, к Адмиралтейству — львы последовали за ней.

На снимке Карла Буллы видно сооружение на крыше Зимнего дворца, которого нет в наши дни. Это звонница дворцовой церкви. Но сохранилась шестигранная башенка: «телеграфный обсервационный домик».

Часовня Святого Александра Невского у главных ворот Летнего сада (1913) и современный вид главных ворот сада (2013)

Часовню из серого мрамора возвели в 1866 — 1867 годах — около того места, где 4 апреля 1866 года Каракозов стрелял в императора Александра II. На фронтоне часовни была надпись бронзовыми буквами «Не прикасайтесь к помазаннику Моему». В 1930 году часовню снесли как «антихудожественную». В ходе реставрации Летнего сада в 2009 — 2012 годах ограду со стороны Невы восстановили в том виде, в каком она была до сооружения часовни: с воротами. 

Польза селфи

Ежегодно Петербург снимают миллионы: обитатели города и туристы. Но в основном — как декорацию для селфи: себя на фоне достопримечательностей. Мы заслуживаем того, чтобы быть запечатленными для истории? Оказывается, да.

— В городе надо снимать приметы времени, — делится с «Вечерним Петербургом» Сергей Компанийченко. — Людей на улице, вывески, автомобили — все это создает ту атмосферу, которая уже через 20 лет станет легендарной. И мы будем разглядывать фотоснимки: одни из нас — предаваясь ностальгии, другие — пытаясь понять неизвестный им мир, уже ушедший в историю.

Фото из альбома Сергея Компанийченко
↑ Наверх