Газета выходит с октября 1917 года Friday 7 августа 2020

«Пантеры», которые гуляют сами по себе?

Девичья команда по хоккею сражается за выживание — без денег

«Имея возможность сравнивать тренировки мальчишек и девчонок, могу сказать, что девчонки играют практически в бесконтактный хоккей. Наличие хоккейной амуниции обеспечивает защиту на порядок лучше, чем в фигурном катании, где девчонки бьются об лед в легких платьицах после двойных-тройных прыжков. А эмоции в игре, конечно, присутствуют — это игра, страсть, кураж... Женский хоккей — олимпийский вид спорта. А хоккейные традиции в нашей стране накоплены огромные, надо только перенести их на девчонок. 

Можно похвалить руководителей ГСДЮШОР на ул. Бутлерова за поддержку, но посетовать на то, что льда девчатам не хватает и время выделяется по остаточному принципу. И рассказать о том, что существует в городе команда «Леди Форвард», которая представляет собой бывшую сборную Якутии, целиком «похищенную» в Нерюнгри. Да, взять готовых хоккеисток проще, но, мне кажется, это неправильный путь...»

(Из письма в «ВП» Д. В. Никитина, начальника ОЭСВТиСПО Ленинградского РДУ)

Девушки не хотят менять хоккей на «женские спортивные забавы».

Несколько недель назад мы познакомили читателей с хоккейной командой «Пантеры» — старейшей в Питере, единственной на берегах Невы, где девочку, которая ни разу в жизни не стояла на коньках, научат мастерству. Однако наш рассказ получился несколько поверхностным. Ибо ситуация, в которой оказались игроки и тренеры нашей ледовой дружины — в олимпийском, между прочим, виде спорта, — для Северной столицы и катастрофична, и, увы, типична.

...Поздний вечер. Стадион «Спартак» на Бутлерова, 47. Тренировка «Пантер». С первого взгляда занятие выглядит странно: на одной половине катка «толкаются» с большим энтузиазмом полтора десятка представительниц женского пола — в возрасте от семи — девяти лет до двадцати. Другую сторону площадки занимают мальчики из смежных групп спортшколы. 

Форвард «Пантер» Медина Уракчиева испытывает явную неловкость: на занятие она пришла в официальной форме. Что запрещено — если порвется, залатать будет нечем и не на что. Единственный комплект экипировки на шесть человек тренеры команды в свое время выпросили у руководителей спорткомитета — когда «Пантеры» защищали честь города на Спартакиаде учащихся России. Другие хоккеистки на занятиях донашивают старое «рванье», которое осталось от покинувших команду повзрослевших игроков. 

«Вот наш «голкипер» — всем голкиперам голкипер, — гордо демонстрирует наставник Игорь Киселев материю малинового цвета, которую старшие девушки развешивают на воротах. — В ней сделаны разрезы в тех местах, куда по ходу матчей чаще всего забивают голы: например, в «домик» — дырку между клюшкой и щитками в игровой вратарской стойке. Мы в это отверстие кладем трубу: чтоб закатить шайбу по льду было невозможно — только пустив ее немного поверху. Материя у нас одна, поэтому во время «двусторонок» вторые ворота просто кладем на бок — приучая хоккеисток попадать в определенный узкий сектор».

«Наша команда закреплена за ГСДЮШОР, но никакой поддержки от спортшколы мы не ощущаем, словно сами по себе, — вздыхает Медина Уракчиева. — Никто нас не спонсирует, даже на «Спартаке» льда почти не предоставляют». 

О бассейнах и тренажерах девчонки лишь мечтают. 

«Налицо дискриминация по половому признаку: мальчишеских команд в каждой спортшколе — на 7-10 возрастов, а для одной девчоночьей на пятимиллионный Питер условий создать не хотят, — убежден отец Анастасии Лихачевой Андрей Лихачев, который в «Пантерах», по его словам, представляет родительский комитет. — Вместо этого чиновники перевезли к нам из Нерюнгри взрослую команду «Леди Форвард», разместив ее в спортинтернате. Благо финансирует ее компания, реализующая в городе спортивный инвентарь». 

Лихачев намерен отвезти дочку в Канаду, где одних лишь лицензированных хоккеисток — 77 650 человек (в России, для сравнения, — 257). В провинции Онтарио готовы принять Анастасию Лихачеву, чтобы она завершила хоккейное образование и смогла закрепиться в главной женской североамериканской лиге. Да только это очень дорого — 32 тысячи долларов в год. 

Между тем «Пантерам» очень нравится хоккей, который девушки уже не променяли бы на «женские спортивные забавы». В «доспехах» они выглядят внушительно, уверены в себе. Торопят по утрам отцов: дескать, «чего копаешься — опаздываем».

Занятия, увы, нерегулярные, и лед предоставляют девушкам нередко в 7 утра. Случается, напрасно.

«Несколько месяцев назад на тренировку «Пантер» заглянули мама с дочкой. Покатались, поиграли — им понравилось. Женщина спросила, а когда, мол, следующее занятие, — вздохнул Андрей Лихачев. — А ей ответили: через неделю. И экипировки нет. Больше они к нам не пришли». 

Жаль. Ведь хоккей — олимпийский вид спорта. И питерские девушки хотят играть.

В тему

Инвентарь девушкам ищут родители. Женские комплекты амуниции в Питере достать непросто, «раковин», к примеру, вовсе нет. Да и влетают они в копеечку — 65-70 тысяч рублей на полевого игрока (коньки, в которых сразу не получишь травмы от простого попадания в ботинок шайбы, на которых можно ловко обводить соперницу, стоят примерно 24 тысячи) и 120 тысяч рублей — на вратаря.

Фото Бориса ОСЬКИНА
↑ Наверх