Газета выходит с октября 1917 года Friday 25 мая 2018

Участницу войны, защитницу Ленинграда обрекают на скитание по чужим углам

85-летняя Валентина Свечникова, коренная ленинградка, защитница блокадного города, вынуждена в складчину с подругой снимать комнату. В предоставлении отдельного благоустроенного жилья ей отказывают на протяжении многих лет

В преддверии военных праздников власти всех уровней активно начинают заявлять, что ветераны у нас окружены заботой и все нуждающиеся давно обеспечены благоустроенным отдельным жильем. Но так ли это? Где, например, отдельное благоустроенное жилье у 85-летней Валентины Алексеевны Свечниковой, награжденной медалью «За оборону Ленинграда», ветерана труда, которая обратилась за помощью в «Общественную приемную Балтийской медиа-группы»?

Валентина Алексеевна уже много лет скитается по чужим углам. Жила у знакомых — то у одних, то у других, жила на даче подруги. Но подруга умерла, и Валентина Алексеевна вновь осталась без крыши над головой. Теперь вынуждена со своей знакомой снимать комнату. В предоставлении отдельного жилья — как это следовало бы сделать согласно указу президента — защитнице блокадного города отказывают власти различных уровней, отказывает и суд. Не дают Валентине Свечниковой и жилье в доме социального обслуживания. «ВП» неоднократно поднимал эту тему (первая публикация вышла 2 июля 2013 г.).

Валентина Алексеевна на консультации у юрисконсульта БМГ Татьяны Смирновой.

— Я только что вышла из больницы. Очень плохо себя чувствую, и опять пришлось вернуться в чужой дом, — Валентина Алексеевна не может сдержать слез. — Я не могу понять, почему другим ветеранам дают квартиры, а меня игнорируют. Я не могу добиться справедливости. И я отчаялась.

Валентина Алексеевна зарегистрирована в Василеостровском районе, в «семейной коммуналке» с проходными комнатами (в квартире живет семья сына с разнополыми детьми). Отношения этих двух совершенно разных семей настолько не заладились, что Валентина Алексеевна была вынуждена уйти из ставшего бывшим дома. Где, к слову сказать, у нее и не было собственной комнаты.

Есть давнее постановление суда, в котором четко сказано, что «установлено раздельное ведение хозяйства, плохие отношения с семьей сына», а также подтвержден факт непроживания Валентины Алексеевны в квартире. Но повод не давать отдельное жилье ветерану чиновники нашли: подсчитали «лишние метры» в маленькой трешке с проходными комнатами и обнаружили их — в количестве 

2 кв. м. Вердикт однозначный: права на улучшение жилищных условий Валентина Алексеевна, фактически ставшая лицом без определенного места жительства, не имеет. Пусть дальше мыкается по чужим углам, за которые, к слову, она еще и платит.

А Валентина Алексеевна все 900 страшных дней была в осажденном городе. Ее, двенадцатилетнюю, вместе с другими школьниками призвали на защиту города. В холодное время года ребята трудились в госпитале, а на лето их посылали на сельхозработы. Среди блокадных документов Свечниковой — выписка из архива, где сказано: «…мобилизовать в помощь колхозам и совхозам для проведения прополочных и уборочных работ учащихся школ…» (решение Леноблисполкома от 30 мая 1942 года), а в решении Ленгорисполкома от 25 декабря 1942 года об итогах социалистического соревнования подсобных хозяйств и организаций Ленинграда по уборке овощей в 1942 году особо отмечается хорошая работа учащихся школ, в том числе и Василеостровского района. 22 декабря 1942 года юная Валентина была награждена медалью «За оборону Ленинграда».

Война перечеркнула будущее Валентины Алексеевны. Она очень хотела учиться, но когда заработали школы, ее, шестнадцатилетнюю, определили в шестой класс, где учились дети значительно младше ее, приехавшие из эвакуации и не знавшие, что такое блокада. Учиться с ними в одном классе было некомфортно, и Валентина Алексеевна пошла в ремесленное училище, школу заканчивала уже вечернюю. Сначала стала токарем, потом бухгалтером. Вышла замуж, родила сына, и было уже не до высшего образования.

Семья, кстати, как до войны, так и после продолжала жить в коммуналке. Причем в одной комнате жили Валентина Алексеевна с мужем и сыном и еще мать и отец Валентины Алексеевны с ее младшей сестренкой. Только много лет спустя Валентине Алексеевне с семьей предоставили отдельную квартиру от работы. Но семья росла, и метров стало не хватать…

Куда еще жаловаться — Валентина Алексеевна уже и не знает. Она устала добиваться справедливости.

↑ Наверх