Газета выходит с октября 1917 года Thursday 23 мая 2019

За изборскими забавами — в люди, к чуди

Без виз и перелетов экзотику можно найти в трехстах километрах от Петербурга

«ВП» продолжает путешествие по сопредельной территории — древней псковской земле (см. номер за 25 апреля: «Россия начинается здесь»).

«Мы регион выходного дня, — говорят в псковской областной администрации. — К нам приезжают более 300 тысяч туристов в год, в основном всего на 2 — 3 дня. Гости сами формируют свой экономичный маршрут. Две трети из них — жители столиц, но петербуржцев меньше, чем москвичей».

Внимание, вы уже за границей

От Пскова до Печор, куда мы отправились на этот раз, полсотни километров.

А от Печор — считаные километры до эстонской границы. Поэтому будьте готовы к тому, что ваш мобильник примется показывать европейское время, а сотовый оператор сообщит, что вы в роуминге.

Здесь, в приграничье, все сильно запуталось еще со времен Гражданской войны. В 1920 году, по условиям Тартуского мирного договора между Советской Россией и Эстонской республикой, Печорский край, населенный русскими и народностью сету, отошел к Эстонии. В которой и пробыл до 1940 года. Через 70 с лишним лет спутники XXI века отчего-то настроены видеть эти земли в их прежнем единстве: первой половины прошлого века.

Крестным ходом — на выборы

Главная достопримечательность Печор — Свято-Успенский Псково-Печер­ский  мужской монастырь, ему более 500 лет. Это единственный монастырь России, которому удалось избежать закрытия при советской власти. Каким образом? «Промыслом Божиим, — поясняют монахи. — По тартускому договору обитель была отнесена к буржуазной Эстонии и оставалась там вплоть до 1940 года, чем и была спасена от всеобщего разорения и осквернения».

Псковские десантники охраняют шествия верующих.

Годы советской власти оставили немало исторических анекдотов в хрониках Печор и обители. Так, один из них связан с выборами. Явка на голосование за нерушимый блок коммунистов и беспартийных была в СССР едва не 100-процентной. Голосовало и монашество, ему приносили урну в трапезную. В 1960-е годы мощной антирелигиозной пропаганды областное псковское начальство потребовало, чтобы монахи голосовали как все советские люди: на светском участке. И вот однажды, в день выборов в Верховный Совет СССР, после праздничной воскресной литургии из ворот обители вышел торжественный крестный ход. С пением, хоругвями и иконами монахи прошли через весь город на избирательный участок. Придя, устроили молебен перед исполнением конституционного долга, проголосовали и двинулись назад тем же строем. Но крестные ходы-то в это время были под запретом! Чиновники были в обмороке, а публика еще больше зауважала монастырь: после такой-то проделки.

«Несвятые святые»

Сюжет с выборами изложен в книжке архимандрита Тихона (Шевкунова) «Несвятые святые» — она о Печерской обители и ее обитателях. Ироничную и назидательную книжку рекомендуется почитать перед тем, как отправляться в Псково-Печерский монастырь: проникнуться его уставом.

Туристы из столиц, которым за короткий уик-энд надо обежать все достопримечательности Печорского края, в монастыре первым делом мчатся к пещерам с нетленными мощами. Здесь катакомбные захоронения по примеру античного мира. За полтысячелетия в пещерах схоронены более 14 тысяч человек — монахов, воинов, местных жителей. Феномен захоронений: абсолютно нет запаха тлена.

Однако пещеры открыты для посещений не всякий день и только в сопровождении экскурсовода. Записываться надо заранее. Как?

«Смотрите официальный сайт монастыря, матушка, там все сказано», — посоветовала трудница, встреченная у врат пещер. На сайте сообщается о форме оплаты экскурсий по монастырю: в виде пожертвований.

Сету — псковская чудь

Попав в монастырь в церковный праздник день Успения Богородицы, мы застали современный крестный ход: тысячи верующих, мужчины в казачьих костюмах, подростки в камуфляже, псков­ские десантники в голубых беретах — оцепление вдоль прохода толпы. Ко всему этому буйству красок добавлялись яркие костюмы людей сету — финно-угорской народности, принявшей православие в незапамятные времена.

Сету, потомки легендарной чуди, говорят на южно-эстонском (выруском) диалекте. В Печорском районе их около трех сотен. Однако 28 августа может сложиться впечатление, что все вокруг — сету. Именно в православный праздник Успения в Печорах проходит международный этнокультурный фестиваль «Сетомаа. Семейные встречи»: собираются сету, живущие от Эстонии до Сибири, в которую представители этой малой народности попали по депортации 1940 года.

В ярких костюмах сету — языческие метки: орнаменты оберегают от злых духов. Особенность женского костюма — множество серебряных украшений, среди которых солирует массивная фибула на груди. Говорят, приближение женщины-сету всегда услышишь издалека: когда она идет, серебряные цепи ударяют по брошке, отгоняя злых духов.

Даже галоши могут стать арт-объектом — была бы фантазия.

Фестиваль сету проходит раз в году. Круглогодично и ежедневно, с 10.00 до 18.00, с жизнью сету XIX — XX веков можно познакомиться в музее народности сету в Изборске (в 30 км от Пскова, в восстановленной усадьбе купца Шведова). Вход по общему, единому билету на экспозиции государственного музея-заповедника «Изборск»: билеты для взрослых — 150 рублей, для учащихся — 80 рублей.

Есть также частный авторский музей народности сету, он бесплатный. Работает ежедневно с 9.00 до 17.00, последний вторник месяца выходной. Расположен в деревне Сигово Печорского района (в 15 км от Печор по трассе Рига — Псков).

Настоящий, действующий ткацкий станок — редкая возможность освоить что-то новое в жизни.

Ольгин хутор

Частные экспозиции крестьянского быта есть еще в нескольких деревнях Печор­ского района. Интересен Медовый хуторок в 7 километрах от Изборска, также по рижской трассе. Здесь музей пчеловодства с современным пасечным комплексом.

Нам довелось заглянуть на Ольгин хутор — в деревне Березнюк.

«У нас представлены быт и верования славян-кривичей, какими они были во времена знаменитой псковитянки княгини Ольги», — упоминает хозяин хутора Сергей Рогачев исторического персонажа IX века, добавляя, что хутор получил свое название также по имени его собственной жены Ольги Ивановны.

На Ольгином хуторе знакомят с обычаями и обрядами псковичей.

Выйдя на пенсию, супруги-горожане купили этот дом в деревне. Жена, инженер-строитель, получила второе образование: менеджера по туризму. Проекту 10 лет, экскурсии по хутору пользуются успехом у детей.

«Вот тут у нас Дуня, девушка на выданье, — показывает Сергей на большую тряпичную куклу, усаженную на лавку. — На ней мы показываем обряд сватовства. В псковском регионе Дуня имела право голоса касательно своего выбора жениха. Перед женихом раскладывали кругом веревку, а Дуня — по-псковски цокая — говорила: «Хоцу вскоцу, хоцу не вскоцу». Нравился жених — прыгала в круг. Не нравился — на веревке завязывали узелок: несостоявшемуся жениху на память».

Изборские забавы

Частное ткачество на старинном крестьянском станке можно увидеть в Изборске. Лииви Анцевна Покровская, родом изборянка, 40 лет проработала в Ленинграде —Петербурге, была научным сотрудником СанГИГа (ныне Медакадемии им. Мечникова). Занималась проблемами антиоксидантной системы. Вышла на пенсию — вместе с мужем-горожанином вернулась в Изборск.

Пенсия — счастливое время для занятий творчеством.

«Я научный сотрудник, мне интересно осваивать новую методику. На этот раз я освоила ткачество», — говорит Лииви Анцевна о народном промысле, которым она занимается уже 10 лет.

Ее последняя экспозиция в Пскове называлась «Изборские забавы». Рядом с действующим крестьянским станком, собранным и запущенным в жизнь мужем-инженером, стоит новенький, также для народного ткачества, — выписанный из Новой Зеландии. Теперь количество комбинаций нитей в изборских забавах — неисчислимо.

Материал подготовлен при содействии комитета по культуре Псковской области
↑ Наверх