Газета выходит с октября 1917 года Friday 20 сентября 2019

Академия обещает вырастить олимпийцев

Способны ли спортивные объекты Петербурга принять на себя функции по подготовке к Белой олимпиаде-2014 в Сочи? Очередным объектом нашего внимания стала Академия фигурного катания на Туполевской улице.

Мы продолжаем серию публикаций в рамках проекта, который открыли руководители средств массовой информации, входящих в Балтийскую медиа-группу. Цель акции — понять и рассказать о том, в каком состоянии находятся спортивные объекты Петербурга. Способны ли они принять на себя функции по подготовке к Белой олимпиаде-2014 в Сочи. Очередным объектом нашего внимания стала Академия фигурного катания на Туполевской улице.

«У нас есть все условия для того, чтобы через четыре года в Сочи воспитанники нашей школы оспаривали золотые медали», — встретила нас директор академии Татьяна Меньшикова.

 

Татьяна Меньшикова убеждена, что в Ванкувере питерским фигуристам просто не хватило олимпийского опыта.

 


В городском Центре фигурного катания, открывшемся в 2006 году, фасад выглядит менее модным и современным, чем внутреннее «убранство».

Здание на Туполевской улице, которое сумело спрятаться от глаз в пустынном, в общем-то, микрорайоне возле Комендантского аэродрома, не отвечает строгим питерским эстетическим вкусам: оно не блещет архитектурными изысками и не расцвечено яркими красками. На дверях обнаружились объявления «Есть угроза появления грызунов», а в коридорах — ведра, куда с крыш вода капает. Однако здесь готовят звезд фигурного катания. Не верите?

 


Мария Мухортова и Максим Траньков, Сергей Воронов, Алена Леонова, Полина Агафонова, Ксения Столбова — Федор Климов (трое последних из них стали на днях бронзовыми призерами юниорского чемпионата мира) — вот те из тысячи учеников Центра фигурного катания, которые считаются нашими олимпийскими надеждами в Сочи-2014.

Тренируют их специалисты, признанные на международном уровне: Олег Васильев, Алексей Урманов, Алла Пятова. По-прежнему в строю прославленные Людмила и Николай Великовы. Появляются и новые наставники. Не молодые, а именно новые — которые с введением объекта в эксплуатацию получили достаточно льда, чтобы самостоятельно вести к спортивным достижениям своих воспитанников.

Ученики спортшколы тренируются на четырех катках. Три из них отданы взрослым фигуристам; на четвертом — маленькой площадке — малышам преподают азы катания. Лед не «сливают» даже летом, в пору отпусков. В распоряжении фигуристов — два зала для хореографии, игровой зал (угол в котором снимают ученицы отделения СДЮШОР по художественной гимнастике). Кроме того, они здесь посещают сауну, гидромассажный кабинет, турецкую баню, лежат на рекреационной платформе и принимают солнечные ванны в кварцевом кабинете.

 

 

Тренируйтесь, дети, — чемпионами станете!

 


Гордость академии — новейший медицинский центр. Заходим.

«Вот японский массажер стопы, — продемонстрировала врач Ольга Еременко. — Через десять минут после процедуры фигурист готов опять идти на тренировку».

Инфраструктуре, которой располагает медицинская комната, позавидовали бы во многих клиниках. Биохимический анализатор выявляет симптомы перетренированности или же болезни на начальной стадии: для этого у фигуриста всего-навсего берут кровь из пальца. Есть также аппарат для лимфодренажа и прибор «Горный воздух», который накачивает атлета кислородом в условиях среднегорья (ездить туда, как это было принято во времена СССР, теперь дорого) и повышает таким образом выносливость. Стоит «Горный воздух» не очень-то и дорого: 130 тысяч рублей, но во всем Питере аналогичный агрегат отыщется только в одном частном центре. И наконец, есть даже портативный и автоматический дефибриллятор для прямого массажа сердца — на экстренный случай.

«Такого оборудования нет даже в спортшколе «Зенита», представители которой собираются взглянуть на наше диво», — гордится результатом двухлетнего труда Ольга Еременко.

— А это что за странная штуковина? — уставился на агрегат, очередное чудо медицинской мысли, главный редактор «Смены» Олег Засорин.

— Это стабиллограф: дорогой прибор, который выявляет отклонения в позвоночном столбе: у любого фигуриста есть проблемы со спиной, — прокомментировала врач.

— Мы стараемся развиваться, хотя нам многое мешает, — добавила Татьяна Меньшикова. — Законодательство несовершенно: его рамки надо расширять. Ограничения буквально во всем. Нельзя взять на работу новых тренеров. Это раз. Нельзя пригласить в школу специалиста по шагам, технике которых в нынешней системе судейства придается важное значение, или инструктора по акробатике, который также необходим. Это два. Тренерам нельзя платить зарплату больше установленной. Это три.

Правда, руководство школы выхлопотало премии по 20 тысяч рублей «сборникам», чтобы они могли оплачивать квартиры в домах по соседству с катком. Но, скажем, загрузить их тренировками по 5 — 7 часов в день, как это практикуется в Японии или в Китае, оно не вправе: законодательство отводит на занятия лишь 2 часа в неделю.

О чем говорить, если даже для того, чтобы обеспечить спортсменов дополнительным бесплатным питанием, руководству академии необходимо устраивать сбор?!

 

В столовой воспитанников СДЮШОР кормят «по индивидуальным рецептам».

 


Впрочем, главная проблема академии — сколь это ни удивительно — нехватка льда и тренеров.

Воспитанников в школе много — к каждому из них маститого специалиста не приставишь. Во-вторых, эти маститые специалисты требуют себе льда больше, чем дирекция арены может предоставить. В первую очередь лед этот нужен фигуристам сборной. Вот и выходит, что в СДЮШОР дети опять обделены вниманием.

Однако в Академии фигурного катания не только пары или одиночники катаются, но также девушки и даже мастерицы синхронного катания на коньках, которое не входит в олимпийскую программу, — из команды «Парадиз» (20 человек). И все — чемпионы России.

Фото Натальи ЧАЙКИ

Наши рейды продолжатся. Ждите новых публикаций.

↑ Наверх