Газета выходит с октября 1917 года Saturday 19 октября 2019

Да, я фрик, я чудак, так что же?!

Они не хотят сливаться с серой массой, не желают жить как обыватели и работать среди офисного планктона. Их среда обитания — ночные клубы, музеи современного искусства, театры, модные шоу.

Они не хотят сливаться с серой массой, не желают жить как обыватели и работать среди офисного планктона.  Их среда обитания — ночные клубы, музеи современного искусства, театры, модные шоу.


Помнится, на пресс-конференции руководитель Freak-фестиваля Милена Авимская высказала мысль, что «вероятно, именно в этой среде зарождается настоящее искусство». Корреспондент «Вечернего Петербурга» Виктория Аминова попыталась найти шедевры современного искусства на театральном фрик-фестивале.

Самой креативной и, на мой взгляд, успешной идеей организаторов был выбор места. Не забыть, как мы с подругой блуждали по пустым и гулким лабиринтам бывшего завода, как, оказавшись на черной узкой лестнице, шарили в темноте, тщетно пытаясь найти дверь… Пережитых острых ощущений вполне хватило бы, чтобы считать вечер удавшимся. Но нам предстояло испытать еще немало и на самом фестивале. Когда мы вошли в коридор, ставший фестивальной площадкой, то сразу вспомнили все советские фантастические фильмы: фестивальная публика в основном напоминала пришельцев. Особенно девушки! Мы только успевали поворачиваться в разные стороны: экземпляры — один красочнее другого. К сожалению, этого нельзя было сказать об увиденных нами живописных и фотоработах. Практически все они выдавали дилетантизм и депрессивное настроение художников. Особенно неприятное впечатление осталось от одной инсталляции: в старом чемодане собраны сломанные и размалеванные куклы, старые ржавые роликовые коньки, перевязанные пропитанным гноем бинтом, и что-то еще, что уже не хотелось разглядывать.

Мирно и приятно для глаза выглядела лишь выставка велосипедов. Активный участник байк-клуба Антон Коротков без устали рассказывал всем желающим, как делаются такие красочные и удивительные велосипеды (байки — как их называют специалисты). А его коллега посетовала — мол, наши люди пока не привыкли, чтобы по городу разъезжали нестандартные байки, и бывает, что реагируют слишком бурно. Сама девушка — владелица изысканного байка, оформленного с использованием японских мотивов. Хотя некоторые велосипеды обладают мощными колесами, оказалось, что гонки устраивать на них не рекомендуется: это прогулочный вид транспорта, его сила — в его визуальном облике.

Спектакль Романа Габриа «Offsaid» в исполнении поэта Саши Клюшина тоже не вписывался в общую, мрачную эстетику выносящего мозг искусства «фриков». Это традиционный моноспектакль о вечных человеческих ценностях. Сам поэт читал свои стихи и комментировал их текстами «от себя». Будучи непрофессиональным актером, Саша держался на сцене естественно и не был лишен обаяния, но… после Евгения Гришковца в этом направлении никто ничего нового и самостоятельного не придумал. И с Гришковцом не сравнился.

Устав от звучащей из всех дверей «психоделической» музыки, я подошла к окну и подозвала подругу полюбоваться: Васильевский остров, крыши домов, над ними замерло тяжелое вечернее небо, страшные темно-красные кирпичные здания заводов, почти черный мокрый асфальт, беспрерывно мчащиеся цветные машины и единственное живое — апельсинно-желтые тонкие клены. Картина была завораживающе-мрачной, в духе происходящего на фестивале, но производила впечатление куда более сильное, чем все это альтернативное искусство, которое, как выяснилось, все же искусством не является.


Прямая речь

Милена Авимская, руководитель фестиваля:

— Я очень довольна фестивалем, не ожидала такого интереса и такого наплыва народа, у нас за два дня побывали почти 5 тысяч человек. Конечно, для меня это было знакомством с людьми совсем другой формации, я уважаю их индивидуальность и желание выглядеть не как все. Вы спрашиваете, искусство ли это? Может быть, в этом скрыто зерно будущего искусства. В нем много грусти и депрессии, но это не случайно — сейчас такое время. Я думаю, что этих людей нельзя скидывать со счетов, они ведь есть, живут среди нас. Их надо организовывать, выводить из подполья и общаться.


Справка «ВП»

Не все еще знают, что это за птица такая — фрик, поэтому стоит пояснить. В прежние времена фриками называли людей, странных от природы. Ну, вы могли таких видеть, например, в Кунсткамере, в кабинете монстров Фредерика Рюйша. Или в фильмах Федерико Феллини. Карлики, шуты, великаны, бородатые женщины и прочие ошибки природы, бедные уродцы — несчастные, в сущности, люди.

Нынешние фрики — вполне красивы физически, но в силу определенных психологических особенностей стремятся всеми возможными способами выделиться из массы, привлечь к себе внимание, эпатировать публику.

↑ Наверх