Газета выходит с октября 1917 года Sunday 15 сентября 2019

Милану Каштанову защитил только статус иностранки

Что бы мы с вами ни думали, дело Миланы Каштановой — триумф правосудия. Это единственный в Петербурге случай, доведенный до своего логического конца — когда виновные установлены и понесли наказание.

Милана Каштанова. 21 год. Гражданка Эстонии, учившаяся в одном из вузов Петербурга. 5 февраля на нее свалилась глыба льда. Девушка на семь месяцев впала в глубокую травматическую кому. Сейчас она вышла из небытия, но в сознание не пришла. По-врачебному это называется вегетативным состоянием. Она может самостоятельно дышать, немного двигаться. Но ничего не осознает.

Виновной в трагедии Миланы была признана техник Жилкомсервиса № 2 Петроградского района (ЖКС № 2) Татьяна Ушакова, поскольку именно она обеспечивала охрану безопасности прохожих и не смогла предотвратить несчастный случай. И к слову, женщина признала свою вину и не собирается опротестовывать решение суда.

Вадим Каштанов, отец Миланы, предъявил иск к ЖКС № 2. У него было два требования. Во-первых, возместить материальный ущерб, а именно затраты на лечение, которое обходится около тысячи евро в сутки. А во-вторых, компенсировать моральный вред в размере 10 миллионов рублей.

Первое требование суд удовлетворил в полной мере. (Пока это 84 тысячи рублей, но по мере появления новых чеков сумма будет увеличиваться. Например, родные ждут счет из Кельна, где сейчас лечится Милана, он составит 1,2 миллиона рублей и, соответственно, будет предъявлен ЖКС № 2.) А второе... Судья Елена Медведева оценила физические и нравственные страдания девушки в 100 тысяч рублей.

Помог международный скандал


Как мы помним, снег на Петербург повалил незадолго до нового, 2010 года, и валил до самой весны. Городские коммунальные службы не справлялись с уборкой сугробов, с гололедом, с сосульками. В результате весной Городская станция скорой медицинской помощи подвела итоги за период с 1 января по 23 марта: от падения сосулек пострадали 185 человек, трое погибли; при падении с крыш в ходе уборочных работ пострадали 11 человек, трое погибли; от гололеда пострадал 2951 человек, 2426 из них оказались на больничных койках.

Отец Миланы Каштановой — один из немногих, кто решил предъявить иск виновным. Видимо, сработало сознание гражданина одной из стран Европейского Союза. Наши в большинстве своем смирились. Был, например, случай в Приморском районе. Там 21 марта сосулька упала на детскую коляску. Пострадала шестимесячная девочка. По счастью, каркас коляски частично защитил ребенка. Ее доставили в больницу с травмами средней тяжести. В данном случае прокуратура провела проверку, выявила нарушения, как могла наказала виновных. Юристы общались с родителями девочки. Те посчитали, что действий прокуратуры достаточно, и даже не думали о суде. А те, кто подумал, боятся, что тяжбы закончатся ничем. Исков к коммунальщикам — единицы. И пока ни одного решения. Почему-то за пробитые сосульками крыши автомобилей судятся больше, чем за пробитые головы. Правда, так же безуспешно.

Так что, господа, что бы мы с вами ни думали, дело Миланы Каштановой — триумф правосудия. Это единственный в Петербурге случай, доведенный до своего логического конца — когда виновные установлены и понесли наказание.

Правда, юристы просят не смешивать дело Миланы Каштановой с другими. Поскольку это международный скандал. Генеральное консульство Эстонии направило председателю Петроградского районного суда официальное письмо с просьбой взять это дело под личный контроль. Третьим лицом к суду было привлечено министерство иностранных дел Эстонии. Хотя ЖКС № 2 собирается опротестовывать решение суда — в управляющей компании считают, что виновата фирма-подрядчик, с которой заключался договор, а то, что эту фирму до сих пор найти никто не может, это не их проблемы.

А до петербуржцев и так и так дела никому нет.

Вязать носки так и не научились

Нет, простите, 14 января Валентина Матвиенко пообещала отправить вязать носки тех, кто не может справиться со снегом. И отправила. 11 человек. Среди них были первый заместитель комитета по благоустройству и дорожному хозяйству Борис Черняшенко, начальник дорожно-мостового управления Валентин Щемелев, директор ГУДСП «Гражданское» Юрий Бурдонос, заместитель главы Кировского района Михаил Прозоров, заместитель главы Центрального района Валерий Гарнец, заместитель главы Красносельского района Валерий Васильев; директор ГУЖА Невского района Сергей Пьянков; директор ГУЖА Пушкинского района Сергей Дорофеев; заместитель директора ГУЖА Петроградского района Валерий Горбунов, начальник отдела технического контроля ГУЖА Петро-градского района Сергей Уваров, директор ОАО «Жилкомсервис № 1 Выборгского района» Нина Воздроганова.

Понятно, что не Валентина Матвиенко составляла список. И это, если честно, филькина грамота. Во-первых, проблемы с уборкой улиц и очисткой крыш от снега были не только в вышеперечисленных районах. Во-вторых, некоторые должностные лица из уволенных вообще не имели отношения к уборке улиц и крыш. В-третьих, увольнения увольнениями, а трудовое право никто не отменял.

Ушел вязать носки, то есть на пенсию, только 60-летний Валентин Щемелев, правда, он всю зиму провел на больничном, поскольку осенью его серьезно покусала собака. Но на заслуженный отдых ушел не споря. А Борис Черняшенко не стал писать по собственному с поста зампреда КБДХ, а сразу подал заявление об уходе в отпуск по уходу за несовершеннолетним ребенком на два года. Юрий Бурдонос на самом деле был уволен с поста директора ГУДСП «Гражданское», но новый директор предприятия взял его к себе заместителем. Михаил Прозоров, лишившись должности замглавы Кировского района, уехал в Москву, где нашел работу в госкорпорации «Олимпстрой». Сергей Пьянков, уйдя с поста директора ГУЖА Невского района, перешел заместителем директора в другое ГУ — «Службу заказчика администрации Невского района Санкт-Петербурга». Валерий Горбунов ушел с поста директора ГУЖА Петроградского района, но не ушел из организации — работает на должности начальника одного из отделов. Сергей Уваров был уволен с поста начальника отдела технического контроля ГУЖА Петроградского района и работу во властных и коммунальных структурах не нашел. Правда, и к уборке снега его обязанности никакого отношения не имели.

КТО За все в ответе?

А почему в списке, пусть таком, нет, например, никого из жилищного комитета? А потому, что жилищный комитет, как уверял нас его председатель Юрий Осипов, ни за что не отвечает: «Нам даже иск предъявить нельзя. Ведь очистку крыши дома от снега и наледи, обеспечивая при этом безопасность пешеходов, должна производить организация, осуществляющая эксплуатацию жилищного фонда».

А согласно «Правилам и нормам технической эксплуатации жилищного фонда», утвержденным постановлением Госстроя России № 170, это — собственники зданий и нанятые ими обслуживающие организации или управляющие компании. Напомним, что жилкомсервисы — это также частные обслуживающие предприятия.

И, следуя «Правилам уборки, обеспечения чистоты и порядка на территории Санкт-Петербурга», утвержденным постановлением правительства Петербурга № 1334 от 16 октября 2007 года, они должны:

«Для предотвращения падения сосулек и наледей с крыш и иных поверхностей объектов регулярно выполнять их очистку с обязательным применением мер предосторожности, обеспечивающих безопасность движения пешеходов и сохранность всех видов имущества, включая деревья, кустарники, плиточное покрытие тротуаров, вывески».

А еще есть «Инструкция по охране труда при очистке крыш, дворов, улиц и проездов от снега». В ней сказано:

«При сбрасывании с крыши снега должны быть приняты меры предосторожности, а именно: тротуар, а в необходимых случаях и проезд на ширину возможного падения снега должны быть ограждены, на время работы — поставлены дежурные. Все дверные проемы, выходящие в сторону очищаемого от снега ската кровли, должны быть закрыты, или же внутри лестничных клеток, арок, ворот поставлены дежурные для предупреждения об опасности лиц, выходящих из здания».

Это тоже относится к сотрудникам коммунальных служб. Так что все претензии — к управляющим компаниям? Ага. В жилищном комитете подтвердили, что ответственность, в том числе уголовную, за организацию работ по очистке кровель жилых домов от снега и наледи в полной мере несут сотрудники управляющих компаний, на которых локальными нормативными актами (приказами и инструкциями) возложены соответствующие обязанности. И администрация города, по словам Юрия Осипова, в лице комитета, отдела или управления, ответственного за работу жилищно-коммунальных служб, — это орган, контролирующий надлежащее исполнение обязанностей коммунальными службами.

Власти нет

Но, как бы власти ни открещивались, частично вина во всех случаях травмирования и гибели людей лежит на них.

Так, в Петербурге нет регламентированных форм ограждений или объявлений. Надписи могут быть произвольными. Поперек тротуара может быть натянут канат, а может — и какая-нибудь ленточка. А, например, в Москве есть принятое законодательно «Временное положение о порядке выполнения работ по очистке кровель жилых зданий от снега и наледи», где все четко прописано:

«Место сброса снега, льда и мусора ограждается канатом на высоте 0,75 — 1,0 м по типовым стойкам с расстоянием между ними 6 — 8 м, проход пешеходов по улице временно закрывается. Дежурные стоят с внешней стороны ограждения на расстоянии не более 1 м от него». И так далее.

Далее. Статья 21-я закона Санкт-Петербурга «Об административных правонарушениях в сфере благоустройства в Санкт-Петербурге» подразумевает наложение административного штрафа до 100 тысяч рублей на юридическое лицо, нарушившее установленные сроки и порядок проведения работ по уборке территории Санкт-Петербурга, объектов благоустройства, в том числе работ по очистке кровель от снега, наледи. За повторное (в течение года) нарушение штраф может быть увеличен до 250 тысяч рублей.


185 человек пострадали и трое погибли от сосулек в 2010 году. Хоть на одну управляющую компанию был наложен штраф, не говоря уже о повторном взыскании? Нет.

А если бы судами принимались адекватные решения? И не 100 тысяч рублей за моральный вред, а как в Европе — по 10 миллионов рублей?

Нас спрашивают: какой будет зима 2011 года? Отвечаем: такой же, как и предыдущая. Убийственной.



Еще один судебный процесс, как следствие падения сосулек, был доведен до логического конца в Самаре. В феврале 2009 года к полутора годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год, а также к лишению права занимать должности в руководящих органах ЖКХ на год приговорили инженера ЖЭУ Татьяну Горбачеву за то, что на ее участке в конце февраля 2008 года с крыши сползла ледяная глыба и убила человека.

Кроме Татьяны Горбачевой уголовное дело по ч. 3 ст. 293 УК РФ (неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, если это повлекло по неосторожности смерть двух или более лиц) было возбуждено в отношении должностных лиц администрации городского округа Самары. Но после процесса над сотрудницей ЖЭУ об уголовном преследовании чиновников как-то позабыли.




Между тем


Кроме безопасности на улицах петербуржцев волнует еще один вопрос: если все-таки безопасность не будет обеспечена должным образом, компенсация морального вреда будет такой же копеечной, какую присудили отцу Миланы Каштановой, или еще меньше?

Европейская практика в подобного рода делах показывает миллионные суммы компенсаций. Как пояснил корреспонденту «ВП» юрист Юрий Новолодский, здесь играет роль отношение государства к личности человека. У нас, по его словам, она обесценена. Отсюда и символический размер подобного рода выплат.

Юрисконсульт Балтийской медиа-группы Татьяна Смирнова пояснила, что имела большую судебную практику и изучала этот вопрос: «Пока судья отталкивается от чисто субъективной оценки. Часто служители Фемиды не считают необходимым возмещать моральный вред, когда материальный ущерб компенсируется в полном объеме. Отсюда и такие смешные решения. В цивилизованных странах личность человека и причинение ей нравственных страданий ценится выше, чем финансовые затраты на лечение, например, перелома руки. Но там эта практика наработана веками. У нас есть статья Гражданского кодекса РФ, которая определяет понятие морального вреда. Но этого оказалось мало. Появились разъяснения этой статьи пленумом Верховного суда РФ. Но и этого пока недостаточно. Ученые уже взялись за методики расчетов морального вреда. Над этой темой работали доктор юридических наук Александр Эрделевский, кандидат экономических наук Владимир Кашин. Конечно, эти попытки перевести физические и нравственные страдания в денежный эквивалент — не без изъянов. Но они тем не менее приближают суммы компенсаций морального вреда к европейским стандартам».


Фото Натальи ЧАЙКИ

↑ Наверх