Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 20 октября 2020

«Ва-да-фа» превратилось в «Дежавю»

Звезда мировой оперной сцены Дмитрий Хворостовский удивил своих поклонников, став главным действующим лицом в новом проекте Игоря Крутого. В этот вечер прозвучало 20 новых песен.

Корреспондент «Вечёрки» побывал на премьере программы «Дежавю» в Ледовом дворце, на сцену которого поднялись около ста музыкантов симфонического оркестра и хора. В этот вечер прозвучало 20 новых песен.

Тандем Хворостовского с Крутым, что и говорить, парадоксальный. И тот и другой — народные артисты России. Но у первого в активе творческие альянсы с Клаудио Аббадо, Юрием Темиркановым, Владимиром Федосеевым, у второго — с Алсу, Басковым, Пугачевой. Дмитрий Александрович выступает на лучших филармонических и оперных сценах, Игорь Яковлевич — во дворцах спорта. Один снимается в спектаклях «Метрополитен-опера», другой заправляет «Фабрикой звезд». И как же они сошлись?!

Вот как все это было, по словам Хворостовского:

— С Игорем мы познакомились несколько лет назад в Майами. Случайно увиделись на пляже — как говорится, без галстуков (улыбается). Разговорились, поужинали. Я пригласил его на свой концерт в Майами, позже Игорь приехал на мое выступление в «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке, а потом уже показал мне три свои мелодии. Первая моя реакция была настороженной: «Разве мне можно петь такую музыку? Это не мое!» Но чем дальше, тем больше я задавал себе вопрос: почему, собственно, нет, если мне самому эта музыка нравится?

— Я хорошо помню, как Игорь играл на рояле в своей квартире! — рассказывает Хворостовский. — Мелодия была настолько мощной, что у меня комок в горле застрял, а моя жена Флоранс вообще расплакалась. Все песни сначала были без текстов. Игорь их прекрасно исполняет на только ему присущем сленге: «ва-да-фа», «ва-да-фа-дута», и, соответственно, все эти песни у нас до появления стихов так и назывались: «ва-да-фа», «ва-да-фе»... Третья песня — «фи-да-та»...

Для воплощения проекта им требовался не примитивный поэт-шлягерист, а литератор другого масштаба. И они такого нашли! Лилия Виноградова выросла в Москве, окончила Училище имени Гнесиных, затем Литературный институт. Потом переехала жить в Италию, там училась в Миланском университете, защитила диплом по поэзии Бродского, сама издала несколько сборников на разных языках. Для проекта «Дежавю» она написала стихи на русском, итальянском, французском, английском языках.

 

«Биткового» аншлага в Ледовом не случилось. Зато была до отказа заполнена «галерка».

 

 


Они долго думали над названием проекта, перебирали варианты, искали универсальное слово. Однажды Хворостовскому в голову пришло «дежавю». Он даже позвонил Игорю из самолета и сказал: «Я отключаю телефон перед взлетом, а тут вот решил включить, так как придумал название!» И был рад, что Игорю оно понравилось.

20 новых песен в одном концерте — это противоречит всем законом и оперы, и эстрады. Но магия имени Хворостовского и его голос настолько сильны, а мелодии Крутого действительно напевны и проникновенны, что слушатели, пришедшие в Ледовый, были в восторге. Не помешал даже не слишком качественный саунд, что так объяснимо для самого первого концерта. «Биткового» аншлага, правда, не случилось, но зато были заполнены до отказа верхние, «четырехсотые» сектора, которые обычно пустуют. На этой «галерке» Ледового собрались те, кому было не «поднять» дорогостоящие билеты в партер (в основном зрители старшего возраста), но именно эти настоящие поклонники аплодировали громче всего.

Прямая речь

Игорь Крутой:

— «Дежавю» в переводе с французского означает «уже увиденное». Это явление относится к тем странным и редким моментам, когда настоящее воспринимается как прошлое. Данное психологическое состояние до сих пор не получило научного объяснения, как, впрочем, и причины его появления. Мы, авторы проекта, хотим надеяться, что наше детище устроено не менее сложно и загадочно. Ведь для его осуществления совпало слишком много обстоятельств, чтобы назвать их просто случайностью.


Болеслав СОКОЛОВ, фото автора

↑ Наверх