Газета выходит с октября 1917 года Tuesday 19 ноября 2019

Вниз головой, вперед ногами

На санно-бобслейной трассе в олимпийском Ванкувере будет разыграно восемь комплектов наград: по три в бобслее и в санях и две в скелетоне (фактически те же сани, только вниз головой, а не вперед ногами). У питерцев даже на то, чтобы проехать по ледяному желобу в Канаде, шансов практически нет, но российская команда вправе рассчитывать на медали.

На санно-бобслейной трассе в олимпийском Ванкувере будет разыграно восемь комплектов наград: по три в бобслее и в санях и две в скелетоне (фактически те же сани, только вниз головой, а не вперед ногами). У питерцев даже на то, чтобы проехать по ледяному желобу в Канаде, шансов практически нет, но российская команда вправе рассчитывать на медали.

Когда-то в Питере были сильные спортсмены и в этих видах спорта. Последним олимпийским успехом наших саночников и бобслеистов (скелетон вернулся в олимпийскую программу недавно, в Солт-Лейк-Сити) остается 7-е место в экипаже-двойке воспитанницы питерского бобслея Надежды Орловой; впрочем, успехом относительным, так как в Турине-2006 Орлова гонялась за Красноярск. Но, скажем, саночница Ирина Губкина заняла седьмое место на Олимпиаде-1994 в Лиллехаммере. А скелетонистка Александра Лапшова, которая, напротив, в Питер переехала из Латвии, до последнего претендовала на попадание в тот же Турин.

Нынче они сошли со сцены. Губкина воспитывает детей, а Лапшова, вернувшись в родную Сигулду, изредка консультирует российских скелетонисток, которые проводят на латвийской трассе тренировочные сборы.

Надеялись лишь на Елену Иванову: воспитанница питерской школы легкой атлетики, которая живет и тренируется в Подмосковье, рассчитывала на попадание запасной в бобслейную женскую «двойку». Тренеры сборной пригласили Иванову на сбор в Кенигзее — на этап Кубка мира в Швейцарии. И этим ограничились.

Нынче не было бы вообще ничего и никого, если бы в Питере не работали подвижники санно-бобслейных дисциплин — такие, как Вячеслав Щавлев или тренер-скелетонист Евгений Червяков.

«Для подготовки классного экипажа необходимы и большие деньги, и специфические тренировки, — развел руками Вячеслав Щавлев, который был одним из основоположников питерского бобслея, а ныне возглавляет Центр подготовки сборных команд Санкт-Петербурга. — Современный боб-двойка, который изготавливается из высокотехнологичных материалов, стоит как «мерседес». В мире построено 18 санно-бобслейных трасс различной конструкции, и пилотам желательно проехать по всем из них. А это потребует не одного олимпийского цикла. Вот построим в Токсове санно-бобслейную эстакаду — проект уже разработан — и положение улучшится».

Если питерцы только стучатся в олимпийскую команду, то российские саночники и бобслеисты уже на ведущих позициях в мире. Скажем, серебряный призер Игр в Турине-2006 Альберт Демченко, который недавно выиграл этап Кубка мира в Норвегии, в общем зачете этого турнира входит в тройку. А бобслейный экипаж-четверка Александа Зубкова, выступающий на бобе австрийской конструкции, недавно занял третье место на этапе Кубка мира в Швейцарии. К слову, разгоняющий экипажа Алексей Воевода готовится к Олимпиаде по индивидуальной программе — повышает силу рук и ног. В Ванкувере они могут претендовать на медали любого достоинства.

Фил ПАНОВ

Кстати

Все ледовые дисциплины очень затратные. Каждое занятие на европейских трассах стоит около ста долларов на одного спортсмена, не считая, разумеется, питания и проживания. Боб стоит как автомобиль (до 40 тысяч евро). Сменные полозья (если беречь, хватит года на три) — 500 — 700 евро. Плюс шлем, комбинезон, перчатки, шиповки.

↑ Наверх