Газета выходит с октября 1917 года Wednesday 17 сентября 2014
17 сентября 2010

Плечом к плечу с советскими солдатами

Продолжаем публикацию воспоминаний сеньора Вирхилио де лос Льяноса Маса о годах, проведенных в Ленинграде. Сегодня в нашем цикле «Выросшие в СССР» — рассказ о подвигах испанских товарищей в партизанских отрядах; об испанских юношах, сложивших голову за свободу нашей страны.

Продолжаем публикацию воспоминаний сеньора Вирхилио де лос Льяноса Маса о годах, проведенных в Ленинграде. Сегодня в нашем цикле «Выросшие в СССР» — рассказ о подвигах испанских товарищей, воевавших на фронтах Великой Отечественной в составе Красной Армии, в партизанских отрядах; об испанских юношах, сложивших голову за свободу нашей страны.


(Продолжение. Начало в номерах за 16 и 30 июля, 13 августа и 3 сентября)


С первых дней Великой Отечественной сотни испанцев, живших в Ленинграде, Москве, Ростове, Харькове, Днепропетровске, явились на мобилизационные пункты, чтобы влиться в ряды Красной Армии. Многие из них уже имели боевой опыт на полях сражений в родной Испании. Испанцы остро переживали события первых дней и недель войны — они хотели отомстить за лежащую в руинах под игом фашизма родину.

Но у местных властей не было приказа сверху, и обескураженные добровольцы слышали объяснения такого рода: «Да, товарищи испанцы, мы понимаем ваше желание сражаться на фронте, но и вы нас поймите, нам не даны необходимые распоряжения...»

Тогда группа добровольцев отправилась в Москву для встречи в Коминтерне с Пасионарией, Долорес Ибаррури. (Я размышляю — успел ли уже в тот момент сын Долорес, Рубен Руис Ибаррури, записаться в ряды Красной Армии?) Долорес сказала: надо немного подождать. «Я полностью понимаю и одобряю ваше желание отправиться на фронт. Но вопрос серьезный, и он не в моей компетенции. Дело за советскими военными руководителями. Может быть, этот вопрос будет решать сам Сталин...»

Наконец разрешение было получено. В июле 1941 года более сотни испанцев и влились в ряды отряда добровольцев, формирования наподобие интербригад на фронте под Мадридом, но как бы наоборот — дивизия была укомплектована исключительно испанцами.

 

 

Дом профсоюзов, рядом с Красной площадью, осенью 1941 года служил казармой для бойцов 4-го отряда испанских добровольцев.


Они защищали Кремль

...Позволю себе краткое отступление. Недавно в популярной российской газете под заголовком «Как прятали Кремль от фашистов» рассказали о том, что Кремль должен был стать опорным пунктом в уличных боях в случае, если гитлеровцам удалось бы взять Москву. О том, как кремлевские памятники, храмы и правительственные здания готовили к войне, охраняли, спасали от фашистских бомбежек, о том, как собирались бить немецкие танки прямо на Красной площади, рассказывают авторы книги «Московский Кремль в годы Великой Отечественной войны». В дни и недели, когда вермахт безудержно продвигался к столице, «из бойцов кремлевского гарнизона начали формировать группы истребителей танков, которые вооружили противотанковыми ружьями. А в сентябре 1941 года гарнизон начал готовиться к действиям в окружении и боям непосредственно на территории охраняемого объекта…»
 
Хотя я еще не получил этой книги о Кремле в годы войны, в моем распоряжении давно имеются книги известных испанских авторов о создании в июле 1941 года специального подразделения типа интербригад; отряд был укомплектован 124 испанцами и назван «Четвертый отряд добровольцев Красной Армии».

Это книги «Миф, носящий имя Пасионария» (А. Карабантес и Э. Симорра, 1982 г.), «Солнце встает ночью» (Э. Симорра, И. Мендиэта и Э. Сафра, 1970 г.) и «Испанский героизм в России. 1941 — 1945» (Р. Серна Мартинес, 1981 год).

 

 

Обложка книги «Испанский героизм в России».


18 июля 1941 года Долорес Ибаррури благословила бойцов перед отправкой на фронт следующими словами: «Сегодня, как и вчера, вы встаете с оружием в руках против фашизма. Я уверена — вы достойно будете сражаться плечом к плечу рядом с советскими бойцами. Битва с гитлеризмом — это битва и за нашу свободу, за освобождение Испании».
 
Около 800 испанцев сражались на фронтах Второй мировой войны на земле и в воздухе, в партизанских соединениях и в спецотрядах. Испанцам поручали особо секретные задания в тылу врага — им доверяли. Именно этим доверием объясняется тот факт, что в конце октября 1941-го, когда враг приблизился к Москве, советское командование возложило миссию охраны Красной площади на испанцев Четвертого отряда добровольцев. Представьте себе всю серьезность ситуации и меру ответственности: святая святых Советского государства! Молодые испанцы были горды доверенным им заданием и готовы защищать Красную площадь и Кремль, Мавзолей Ленина до последней капли крови.

Трудными военными дорогами прошли испанцы, дойдя до Берлина. Многие освобождали Варшаву, Будапешт, Бухарест, Белград и Прагу. Испанцы-разведчики забрасывались во вражеский тыл с особо рискованными заданиями. Например, одному из них для выполнения поставленной задачи пришлось облачиться в форму офицера Голубой дивизии (диктатор Франко послал Голубую дивизию в помощь союзнику Гитлеру на фронт под Ленинградом).

 

 

Старший лейтенант, командир 3-й роты Роке Серна.

 

 

Командир 4-го отряда Перегрин Перес Галарса (погиб).


Партизаны

Зимой 1944 года (не помню сейчас точную дату) несколько молодых людей, включая меня, были приглашены на ужин, который давал Центральный Комитет ВКП (б) в честь испанских военных, получивших повышение по службе. Председательствовали на ужине Долорес Ибаррури и Дмитрий Мануильский, старый большевик, многие годы занимавший пост секретаря Исполкома Коминтерна. Меня включили в список приглашенных товарищей вместо отца, тогда отсутствовавшего в Москве. На ужин были также приглашены испанские добровольцы из партизанских подразделений.

Почти все были офицерами-орденоносцами. Они просили об отправке на фронт и жаловались, что их давно не использовали в операциях в немецком тылу. Было очевидным, что ввиду скорой победы советское руководство хотело сохранить этих смельчаков для будущей работы в Испании. Помню основной смысл выступления Мануильского, вызвавшего шквал аплодисментов и оживление:

«Товарищ Сталин просил поблагодарить вас за верность делу борьбы с фашизмом и сообщить, что в настоящий момент мы не можем отправить вас на фронт. Железные дороги перегружены обеспечением непрерывного наступления Советской Армии. Отправив вас на фронт, потребуется направить вслед целые вагоны наград за проявленный героизм. И нет пока у нас лишних вагонов!»

Многие из военных — участников того ужина — позже будут участвовать в боях за освобождение стран Европы и в партизанской войне в Испании. Многие сложат головы в этой борьбе.

Кавалер ордена Ленина

3 ноября 1944 года мне исполнилось 19 лет. К этому дню я сэкономил несколько продуктовых талонов и планировал скромно отпраздновать день рождения с товарищами по общежитию в Лефортове в Москве.

Утром нам сообщили, что от пулевых ранений, полученных на Ленинградском фронте, скончался капитан Советской Армии Франциско Эрнесто Гульон Майор. Он воевал в партизанских частях и был награжден орденом Ленина. Ему было всего двадцать два года.

Никогда не изгладится из памяти скорбный день похорон. Я не мог отвести взгляда от бледного лица Франциско, коренного мадридца, который был всего на три года старше меня и моих друзей-студентов. Гроб с телом Франциско, в военной форме под звуки похоронного марша, пронесли на плечах его фронтовые товарищи через площадь Дзержинского и мимо здания НКВД, которому подчинялись партизаны. За гробом шли испанцы и советские друзья. Семнадцатилетним Франциско Гульон воевал в Испании. В начале 1939 года, вместе с отступавшими частями Восточного фронта, перешел во Францию. Было похоже, что для него война закончилась.
Но восемнадцатилетний капитан Франциско Гульон возвратился на самолете из Тулузы в центральную часть Испании, еще сопротивлявшуюся мятежникам. Он не был министром, крупным военачальником или политическим лидером Республики. Он подчинялся голосу совести.

Незадолго до смерти Франциско Гульон записал в полевом дневнике: «Жизнь в СССР научила меня многому, и на войне советский народ показал, на что он способен. Для меня честь — воевать рядом с его лучшими сыновьями. Сообщили, что я награжден орденом Ленина. Хотелось бы доказать в будущем, что меня наградили не напрасно…»

 

 

Капитан Франциско Гульон, награжденный орденом Ленина.


Цветы на могилу Рубена Ибаррури

В 1936 году сын Долорес Ибаррури Рубен жил в Москве в семье старых большевиков Ольги и Пантелеймона Лепешинских и работал на автозаводе имени Сталина учеником. Здесь он узнал о фашистском перевороте в Испании. Рубен немедленно стал собираться домой. Лепешинские говорили ему: тебе лишь 16 лет, куда ты собрался? Рубен беспрестанно слушал радио — оно передавало сводки с полей военных действий. Юноша поступил в авиашколу, но не окончил ее. Скольких он должен был убедить, чтобы ему — сыну знаменитой на весь мир Долорес Ибаррури, Пасионарии, — разрешили в 1938 году вернуться в Испанию! Рубен участвовал в последнем крупном сражении гражданской войны, на реке Эбро, в частях горной пехоты. Ему присвоили звание сержанта за выполнение важного задания: он с товарищами прикрывал отход основных частей армии генерала Модесто, бившихся за каждую пядь земли, оттягивая трагический исход войны и поражение. Рубену пришлось повзрослеть в тяжелых обстоятельствах: вместе с товарищами — бойцами армии Республики — он был брошен в концлагерь на территории французской Африки.

Оттуда Рубену удалось сбежать. Друзья помогли ему добраться до СССР, где он решил продолжать учебу в военной школе. Врачи обнаружили дефект зрения, в авиацию путь был закрыт. Рубен окончил пехотное училище в звании лейтенанта Советской Армии. 22 июня 1941 года юноша был в отпуске и гостил у матери на даче. Долорес разбудила сына, когда по радио зазвучал голос Левитана. Уже в сентябре 1941-го Рубен получил боевое ранение под Борисовом. В Москве ему вручал орден Боевого Красного знамени старенький Михаил Иванович Калинин.

В июле 1942-го, накануне очередного боя на Сталинградском фронте, Рубену было присвоено звание старшего лейтенанта и он стал командиром 100-й роты гвардейцев-автоматчиков в составе 35-й дивизии. В том бою пал командир батальона — в атаку бойцов повел Рубен. Когда он упал, товарищам удалось оттащить раненого и отправить в медсанбат. На рассвете 3 сентября 1942 года остановилось сердце Рубена, сына Хулиана Руиса и Долорес Ибаррури.

Битва за Сталинград продолжалась.

...В сентябре 1946-го исполнилось 4 года со дня смерти в госпитале Средней Ахтубы гвардии старшего лейтенанта Рубена Руиса Ибаррури. Группа испанской молодежи должна была посетить его могилу и возложить венки. Один венок просила положить на могилу сына Долорес — она в то время была за рубежом.

Открываю книгу «Единственный путь» с дарственной надписью автора моему отцу — «Вирхилио Льяносу с чувством сердечной дружбы и товарищества от Долорес Ибаррури» и читаю: «…трудно оценить горе, вмещаемое материнским сердцем; но велика и способность этого сердца сопротивляться боли».

В Сталинград мы летели на военно-пассажирском самолете «Дуглас». При облете города на небольшой высоте предстала страшная картина — руины, протянувшиеся по берегам Волги на десятки километров. Тысячи пленных немцев работали на расчистке развалин разрушенного ими города.

6 сентября 1946 года газета «Сталинградская правда» на первой странице под заголовком «Испанская делегация посещает могилу Рубена Руиса Ибаррури» сообщала читателям: «Вчера в районный центр Средняя Ахтуба прибыли лейтенант саперных войск Альберто Рехас Ибаррури — двоюродный брат Рубена Руиса Ибаррури, погибшего в боях под Сталинградом, и два представителя испанской молодежи — Кармен Пинедо и Вирхилио Льянос. Делегация посетила могилу Рубена и от имени его матери Долорес Ибаррури, ЦК Компартии Испании и молодежи возложила венки на могилу. Почетные посетители выразили благодарность сталинградцам за святое хранение памяти о сыне испанского народа, погибшего в борьбе за Сталинград».

Сейчас прах Героя Советского Союза Рубена Руиса Ибаррури покоится в братской могиле на площади Павших Героев Сталинграда вместе с останками майора авиации

В. Каменщикова и капитана Х. Фаттахутдинова. И в смерти, как бывало при обороне Мадрида и защите Сталинграда, они рядом, солдаты-интернационалисты: русский, татарин и испанец.

 

 

 

4-й отряд испанских добровольцев слушает благословение Долорес Ибаррури.


 

Председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин вручает Рубену Ибаррури орден Красного Знамени.

 

 

Ссылки на предыдущие публикации

1 глава

2 глава

3 глава

4 глава

Загрузка...

 

00:58 «Зенит» выиграл у «Бенфики» — 2:0

Вчера

19:01 В поликлиниках Петербурга началась иммунизация горожан против гриппа

18:10 «Доброе кино» приглашает к общению

17:09 Из-за дорожных работ перекроют Средний проспект

16:11 Под тремя площадями Петербурга планируют паркинги

15:08 Водители петербургских автобусов приоденутся в темно-синие костюмы

14:22 Половина петербуржцев заметили изменение ассортимента на полках магазинов

13:17 В Купчине открыл сезон «Безусловный театр»

12:20 В знак окончания выборов руферы вывесили на Кунсткамере флаг России

11:00 Турфирма «Верса» объявила о приостановке работы в международном туризме

10:18 СКА разорвал «челябинского медведя» в его логове

15 сентября

19:10 Гости города не гнушаются насиловать и стрелять

18:02 Вечный огонь Пискаревского кладбища перенесен в лампаду

17:11 Александр Емельяненко возобновил подготовку к боям… за решеткой

16:10 Ремонт «Василеостровской» могут перенести на год

 
↑ Наверх