Газета выходит с октября 1917 года Sunday 19 августа 2018

Успеть отдать долги

Наша горячая линия «36 квадратных метров» работает уже пятый год. Цель — помочь ветеранам, которые не могут получить отдельное жилье, хотя имеют на него полное право

Напомним: 7 мая 2008 года президентом РФ Дмитрием Медведевым был подписан Указ «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941 — 1945 годов». В нем сказано, что в связи с предстоящим 65-летием Победы, отдавая дань глубокого уважения ветеранам… считать необходимым завершить обеспечение жильем нуждающихся в улучшении жилищных условий ветеранов Великой Отечественной войны, членов семей погибших (умерших) инвалидов и участников Великой Отечественной войны, имеющих право на соответствующую социальную поддержку согласно Федеральному закону от 12 января 1995 г. №5-ФЗ «О ветеранах». В соответствии с этим указом и другими подзаконными актами ветераны, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, должны были получить отдельное жилье — не меньше 36 квадратных метров.

Фронтовик Филипп Лавров с супругой мечтают выехать из хибары в благоустроенное жилье.

Но мы в своей работе столкнулись с тем, что далеко не все ветераны, живущие в плохих условиях, действительно получили отдельное благоустроенное жилье.

До обращения на нашу горячую линию эти заслуженные люди преклонного возраста, имеющие большие проблемы со здоровьем, уже неоднократно (а многие — в течение нескольких лет) обращались в государственные инстанции с просьбой предоставить жилье, как и положено по законодательству. Но бесполезно. В ответ — отказы. И ветераны никак не могут понять, почему с экранов телевизоров нас бодро, особенно в канун военных праздников, заверяют, что каждый ветеран у нас окружен всяческой заботой, что всем нуждающимся квартиры давно предоставлены. Не могут понять, почему они, живущие в очень стесненных условиях, оказались позабыты. Среди них — и непосредственные участники войны, защищавшие нашу Родину на фронте.

Как показывает наш опыт, порой ветераны ютятся на кухнях, проживают в хибарах и бараках, в неприспособленном съемном жилье, на которое уходит практически вся пенсия. Поныне есть ветераны, живущие в классических петербург-ских коммуналках.

Еще одна проблема, с которой мы столкнулись, — это так называемые семейные коммуналки. То есть вроде бы и отдельные квартиры, но в них проживают сразу несколько поколений. Старики живут в проходных комнатах, в одной комнате с детьми и внуками. Такие «семейные коммуналки» власти наотрез отказываются признавать коммуналками. Понятно почему: признаешь коммуналкой — нужно выделять ветерану квартиру.

Власть имущие, отказывая ветерану в предоставлении отдельного жилья, какие только аргументы не выдвигают! Находят «излишки жилплощади» в количестве нескольких сантиметров, признают владельцами несуществующего жилья, приписывают к скромным ветеранским метрам жилплощадь, принадлежащую дальним родственникам, уверяют, что ветераном не преодолен так называемый ценз оседлости, определенный для Петербурга в 10 лет, хотя на самом деле ветераны живут в нашем городе гораздо дольше.

Многие из обратившихся на горячую линию вовсе не претендуют на обычную отдельную квартиру, хотя она им и положена по закону. Просят лишь квартиру в доме социального обслуживания, то есть ту, которую нельзя приватизировать и передать по наследству. Но и в этом им отказывают.

Тяжбы с представителями власти могут занять долгие годы. Годы, которых у пожилых людей и так мало осталось. Тяжбы отнимают силы, здоровье, крадут веру в справедливость. Люди перестают чувствовать себя нужными государству, во благо которого они отдали всю жизнь. Кругом лихими темпами строятся высотные кварталы, а ветерану из своего закутка остается лишь наблюдать, как смело идут по жизни люди других поколений. Особенно горько сознавать свою ненужность участникам войны, награжденным орденами и медалями за защиту Родины. Теперь Родина о них не заботится.

Мы пишем статьи, в которых пытаемся привлечь внимание властей к проблемам конкретного ветерана, юристы помогают составлять различные заявления в инстанции, защищают права ветеранов в судах. В результате многим удается помочь.

И знаете, что часто мы слышим от ветеранов, которые с нашей помощью получили жилье? Они говорят о том, что никогда не жили в столь хороших условиях! Это они о небольшой однокомнатной квартире.

Да, когда-то государство давало жилье ветеранам — но на семью. Дети вырастали, обзаводились своими семьями — и смотришь, квартира та суживалась для пожилого человека до закутка в проходной комнате. А теперь он получил квартиру — для себя лично, и последние свои годы сможет жить в комфорте.

Мы не будем сравнивать, как живут старики в благополучных странах. Какие там великолепные социальные дома. У нас все гораздо скромнее. Но и это скромное жилье порой никак не получить.

Вот последний пример.

87-летний участник войны Филипп Филиппович Лавров, которого семнадцатилетним пареньком призвали на фронт, более десяти лет вместе с супругой живет во Всеволожском районе в съемном жилье. Это не квартира, не дом, а настоящая хибара-развалюха. Снимается хибара по простой причине — на более приличное жилье денег нет. Ни о каких городских удобствах и речь не идет. Помыться негде. Вместо душа тряпочкой мокрой обтираются. Сам Филипп Филиппович уже практически не встает с кровати. Супруги просят всего лишь жилье в социальном доме. (См. «ВП» за 25 февраля 2014 г.) Недавно мы добились, чтобы Филиппа Филипповича положили в госпиталь для ветеранов. Но после срока лечения его снова отправили в ту же халупу. Никакая комиссия не выезжала, чтобы обследовать жилищные условия участника войны. Зарегистрирован Филипп Филиппович во Фрунзенском районе в чужой квартире, принадлежащей бывшему зятю.

Теперь несколько примеров, когда нам все-таки удалось добиться предоставления жилья.

Недавно получила однокомнатную квартиру 80-летняя блокадница Зинаида Александровна Циркова, коренная петербурженка, оставшаяся без крыши над головой по вине мошенников и много лет снимавшая самое простое жилье. Зинаида Циркова была «официальным бомжом», то есть ее зарегистрировали в Городском пункте учета граждан РФ без определенного места жительства. В предоставлении отдельного жилья чиновники ей отказывали, и только обращение в суд дало положительный результат. (В «ВП» вышла серия публикаций о тяжелой ситуации, в которой оказалась Циркова, последняя — 18 марта с. г.)

В марте этого года после многих лет скитаний по дешевому съемному жилью наконец-то получила однокомнатную квартиру 82-летняя Нина Ивановна Тимофеева, тоже «официальный бомж». Нина Ивановна все 900 дней находилась в блокадном Ленинграде, но под старость осталась без крыши над головой (см. номер «ВП» за 6 марта с. г.).

Получил квартиру в доме социального обслуживания Василеостровского района блокадник Альгерт Борисович Пономарев, тоже все 900 блокадных дней находившийся в Ленинграде. Альгерт Борисович 20 лет назад лишился своего единственного жилья — комнаты в коммуналке и перебрался в дачный домик. Домик со временем ветшал, огород зарос: сил у блокадника не оставалось. Когда мы приехали к нему летом минувшего года, он так и сказал: еще одну зиму в продуваемом домике ему не пережить (об Альгерте Пономареве у нас была серия публикаций, последняя — 28 октября 2013 г.).

Александр Девель обживается в социальной квартире на Витебском проспекте.

Бывает, что жилье не могут получить и участники войны очень преклонного возраста. Мы долго боролись за предоставление благоустроенного жилья для 89-летнего фронтовика Александра Александровича Девеля, проживавшего в садовом домике в Псковской области, поскольку в Санкт-Петербурге ему фактически жить было негде: проблема «семейной коммуналки». Добились, и в конце 2013 года Александр Александрович получил ключи от квартиры в доме социального обслуживания (о судьбе Девеля вышло несколько публикаций, последняя — 9 декабря 2013 г.).

Старейший из обратившихся к нам за помощью ветеранов — 96-летний фронтовик Николай Тимофеевич Зайцев получил квартиру после того, как мы больше года бились за его права (серия публикаций, последняя — 11 июля 2013 г.). А всего у семьи Зайцевых (квартиру Николай Тимофеевич получил вместе с супругой Риммой Михайловной, работавшей в блокаду) — стопки переписки с чиновниками, поднакопившиеся за пять лет обращений в различные инстанции.

Официально

Всего с 2009 года жилищные условия улучшили 11 388 ветеранов Петербурга

На днях 22 ветеранам Великой Отечественной были торжественно вручены документы на новые квартиры, расположенные в Красносельском и Пушкинском районах. Документы вручал губернатор Георгий Полтавченко. Большинство новоселов — блокадники, проживавшие в коммуналках. 

Как «ВП» пояснили в пресс-службе жилищного комитета, всего в соответствии с указом президента РФ от 07.05.2008 №714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941 — 1945 годов» улучшены жилищные условия 11 388 ветеранам. По выбору им предоставлялись или отдельные квартиры в новых домах, или субсидии для приобретения или строительства жилья.

 

В прошлом году были обеспечены жильем 688 ветеранов (из них 453 человека ютились в коммуналках). Для сравнения: в 2012 году были обеспечены жильем 304 ветерана, то есть в два с лишним раза меньше. Но 3 апреля 2013 года был подписан закон Санкт-Петербурга «О внесении изменений в закон Санкт-Петербурга «О содействии Санкт-Петербурга в улучшении жилищных условий граждан», предусматривающий принятие на жилищный учет ветеранов ВОВ и блокадников, проживающих в коммунальных квартирах, независимо от площади занимаемого жилого помещения (и при отсутствии иных жилых помещений для проживания).

↑ Наверх